Вячеслав Костиков. Коммунисты в борьбе за капитализм

По мере приближения президентских выборов партии и их лидеры начинают перетряхивать знамёна, идеи и лозунги. Одними из первых о своих намерениях подступиться к Кремлю заявили коммунисты.

Вячеслав Костиков. Коммунисты в борьбе за капитализм

Громкой получилась пресс-конференция лидера КПРФ Геннадия Зюганова. И хотя формально она была посвящена выходу в свет его книги о революции 1917 г., фактически пресс-конференция прозвучала как манифест, рассчитанный на президентскую кампанию 2018 г. Компартия объявляет себя преемницей не только Октябрьской революции 1917 г., но и всей российской государственности. «Вершина нашей государственности - советская власть»,- заявил лидер коммунистов. Нынешнюю ситуацию в России он рассматривает как тупиковую.

Партия народа?

Соперничая с «Единой Россией», КПРФ позиционирует себя как «партия народа». Когда-то в компартии действительно состояли 20 млн человек. Но это было подневольное членство. Сегодня народ со своей копеечкой к партийному карману КПРФ не спешит. Доля членских взносов в доходах КПРФ составляет всего 6%. Партия висит на госбюджете и, соответственно, очень не хочет ссориться с властью.

Показательна в этой связи позиция КПРФ в социальных конфликтах. Очень шумные в телевизионных дебатах, партийные пропагандисты куда-то исчезают, когда речь заходит о прямой поддержке рабочих в трудовых конфликтах. Не видна роль КПРФ и в профсоюзном движении. В партийной системе сегодняшней России КПРФ отведена роль утешителя стареющего племени советского человека.

Без товарища Ленина

Голос компартии как идеологического бойца сегодня почти не слышен. Марксизм-ленинизм не в тренде. Роль коммунистических партий в Европе близится к нулю. Международные связи и контакты КПРФ сведены к минимуму: говорить не с кем, да и не о чем. Главная проблема - проблема выживания в мире, заливаемом волнами национализма. Российским коммунистам сегодня приходится сильно вертеться, поскольку межпартийное соперничество идёт не столько по линии защиты интересов трудящихся, сколько по накалу патриотической, державной, националистической, православной и антизападной риторики. Если бы Ленин сегодня вышел из Мавзолея и поговорил с нынешними коммунистами, он бы сильно удивился тому, насколько далеки они от провозглашённых в 1917 г. идей диктатуры пролетариата и мировой революции. Повзрослевшие «красные дьяволята» сегодня находят своё место и среди капиталистов (в том числе и олигархов), и среди «торгашей», и среди банкиров, и на бирже, и со свечкой в церкви. А ведь сравнительно недавно коммунист-ленинец Никита Хрущёв,руководствуясь партийной идеологией, урезал приусадебные участ­ки колхозников, облагал налогом яблони в саду и даже обещал показать по телевизору «последнего попа».

Сегодня в КПРФ крайне неохотно говорят о социальном составе партии. Сам Г. Зюганов не замечен ни среди бастующих водителей большегрузов, ни среди фермеров, протестующих против захвата их земель, ни среди работяг, требующих зарплаты. Среди коммунистов большинство составляют служащие, чиновники, обедневшие группы интеллигенции. Это, конечно, неслучайно. Сегодня и в России, и за рубежом мало кто вспоминает о некогда важнейших для марксизма-ленинизма понятиях «пролетариат», «трудовое крестьянство», «трудовая интеллигенция». Население сегодня размежёвывается не по классовым признакам, а по уровню доходов, образования, сфере занятости. КПРФ перестала быть защитником каких-то конкретных социальных слоёв. Это скорее объединение «по интересам». И чаще всего по карьерным интересам. Неслучайно в своё время М. Ходорковский рассматривал КПРФ как одну из своих кадровых площадок и щедро финансировал избирательные кампании коммунистов. Да и сегодня ряд крупных бизнесменов даёт деньги коммунистам «на всякий случай». А вдруг грянет новый Октябрь...

Партийная гибкость

Нынешние руководители КПРФ крайне осторожно заявляют о своих политических позициях, ограничиваясь размытыми лозунгами в духе «За всё хорошее против всего плохого!». Хотя КПРФ и позиционирует себя как партия оппозиции, в речах её лидеров вы не услышите критики В. Путина. Что же касается внешнеполитических заявлений, то они практически ничем не отличаются от официальной позиции Кремля. Г. Зюганов извлёк уроки из драматических событий октября 1993 г., когда КПРФ оказалась на грани роспуска. Известно, что вначале коммунисты поддержали мятежную позицию Руцкого - Хасбулатова и призвали своих сторонников выйти на улицу. Но уже через несколько дней, когда стало ясно, что «всенародной поддержки», на которую они рассчитывали, не получается, Зюганов сдал назад и призвал отказаться от активных действий.

Гибкая позиция КПРФ была оценена в Кремле. Кратковременный запрет КПРФ был снят, и она была допущена к выборам. Несмотря на свою нескрываемую антипатию к Г. Зюганову (надо сказать, взаимную), Б. Ельцин вынужден был считаться с коммунистами. В 90-е гг. они сохраняли крепкие позиции в регионах, среди «красных директоров» и потерявшей содержание статусной интеллигенции. Именно в ельцинские времена, поняв, что с «антинародной» властью можно ладить, КПРФ стала превращаться в один из приводных ремней власти, в удобное и контролируемое Кремлём пристанище для недовольных.

Чтобы сохранить политически прибыльное звание оппозиции, КПРФ время от времени поцарапывает власть мягкой лапкой и даже грозится вывести народ на улицы. На самом же деле лидеры КПРФ как огня боятся неконтролируемых шествий. Кроме, разумеется, праздничных. Митинг на Болотной площади в 2012 г. Г. Зюганов (в один голос с Жириновским) заклеймил «оранжевой проказой». Хотя отдельные группы молодых коммунистов, вопреки инструкции «старших товарищей», шли в толпе демонстрантов.

* * *

Сегодня КПРФ, по сути дела, является частью кремлёвского набора политических инструментов, с помощью которых власть поддерживает социальную стабильность. Сам Г. Зюганов мало чем отличается от кремлёвской номенклатуры. Повсюду принят, допущен к телевидению, к «бокалу шампанского» на официальных приёмах и, по свидетельству социологов Левада-центра, занимает почётное шестое место среди ведущих политиков России. В самой компартии он неоспоримый лидер. И основания для этого есть: опыт, политическая гибкость, хорошие ораторские качества, патриотизм, безукоризненно русское происхождение и отсутствие, как у Штирлица, «порочащих связей». Не замечен Геннадий Андреевич и в коллекционировании дорогих часов.

Словом, чем не кандидат! Но вот вопрос: будет ли он предлагать себя на президентских выборах 2018 г.? Конечно, если бы сбросить десяток лет (в 2018 г. Геннадию Андреевичу будет 74). Но ведь и кругом не юноши…

www.aif.ru


источник


Поддержите проект "Новостные письма" 25 руб. или даже 100 руб.


или WebMoney WM R263157330796 ...




 

Оставь свой комментарий
секретный код
* - Обязательно для заполнения!
Тэги недопустимы и бесполезны.
Адреса, начинающиеся с http:// автоматически преобразуются в ссылки. Должны быть отделены от текста пробелами.
Электронный адрес спамерам недоступен.