Свечка и кочерга

Свечка и кочерга

Лозунг «Ни Путина, ни Навального» вполне пригоден на стратегических просторах борьбы за ликвидацию президентского самодержавия. Иное дело - тактическая толкотня. В ней исходный лозунг «Ни Путина, ни Навального (в кремле)», дойдя до людских ушей, может преобразиться в «ни Путина, ни Навального (в нынешних ролях)», что вполне подходит для мздоимцев и казнокрадов, поскольку первая часть лозунга сегодня им не сильно мешает.

Патриоты-охранители весьма тщательно, но на свой зеркальный лад, имеют в виду эту подмену масштабов. Самые хитрые из них стоят над схваткой по принципу «Ни Путину свечка, ни Навальному кочерга». Манера отвечать на обвинения пророчествами – их фирменный стиль. Они пугают друг друга и себя, заменяя Навального-реального (ругателя воров) Навальным-гипотетическим (диктатором-президентом), к которому непременно прилагаются ужасы закабаления России «либерастами». Уж нам ли бояться «либерастов», четверть века живя под сенью социально-экономической политики, пребывающей в их распоряжении? «Либераста» не сильно занимает сирийская песочница для игр в геополитику, с него хватает просторов, раскинувшихся на том месте, где когда-то была отечественная промышленность, наука, образование…

От Навального не следует ждать невозможного и требовать всего и сразу: и чтобы он коррупцию разоблачал не как хобби отдельных митьков, а как системное явление, и чтобы он напоминал постоянно, что коррупция – не главная скрепа расейского государства, а лишь яркое проявление его классовой сущности. Это дело левых сил – социально-классовая постановка вопроса о корнях коррупции, которые растут из неизбежного при капитализме интереса в преобразовании государственного достояния в частное к двусторонней выгоде и дающих, и берущих, в условиях расейской «специфики» часто соединенных в одном лице.

Широкая публика задается естественным вопросом: если Навальный – искренний борец против сановных воров, то почему он до сих пор жив? Естественность такого вопроса вскрывает понимание гражданами естества власти, ее природных доблестей, даже если вопрошающий – упертый путриот и не подозревает о таком вскрытии.

Весьма заметно, также, что воровской характер нынешней власти споров не вызывает. Споры начинаются позднее - насчет того, возможна ли в РФ антикорруционная активность иная, нежели под предводительством внешних лютых ворогов. Патриот знает, что всякие отклонения от эталонов лояльности в РФ – от лукавого госдепа (что, однако, не мешает ему считать волнующей новостью наезды демократов на Трампа, как на агента кремля). Патриот, может быть, - и не такой уж прямо-таки сторонник казнокрадства, - однако нутром чует его жизненную необходимость для нынешней государственности, и, наверное, даже догадывается, что обуздать воровство можно только сменой власти, что сулит неописуемые ужасы.

В охранительном порыве против этих ужасов едины и власть, и «системная оппозиция». Для власти, понятное дело, антикоррупционная активность хуже всякой коррупции. Пошлая «главная оппозиционая сила» лозунгом дня считает народное единство по некоей «формуле Гундяева» и готова сделать все, чтобы не понаехала, как в 1917-м, всякая революционная лимита в пломбированных вагонах и не смутила народный дух.

На недавних народных гуляниях с уточками и кроссовками перед властью нарисовалась новая проблема: надо утилизировать еще одно поколение. Жизнь, как оказалось, идет, и закатывание общества в асфальт - не разовое мероприятие. Публика постарше, умудренная «перестройкой», «демократией», «поднятием с колен», знает, что перемен к лучшему не бывает, что вечный Путин с его бескорыстными друзьями – перспектива, конечно, паршивенькая, но все, что может приключиться взамен – намного хуже. Переменчивость надежд, много раз обманутых, обеспечивает приоритет стабильной безнадежности, которая не обманет. Молодое поколение в эту истину еще не уверовало и имеет дерзость желать, чтобы какие-то шансы в этой жизни имели и люди обыкновенные, а не только гениальные дети первого сословия. Молодое поколение менее склонно воспринимать день сегодняшний как мгновение вечности, такой же тупой, серой и беспросветной, как день сегодняшний, и сулящей еще большие пакости при попытках что-то изменить.

Нелегка задача власти - продлить свои дни настолько, чтобы страхами, например, перед касторкой, йодом, шприцем, еще на целое поколение отбить у общества всякую охоту до всякого лечения и пребывать еще долгие годы в состоянии исторической аномалии, что не может соотнести себя не то что с будущим – его нет даже в представлениях путриотов, - но и с прошлым, которое заменено сказками.

Куда ползешь ты, Русь? Не дает ответа обвешанная спецсигналами гужевая повозка государства расейского.

С. Ильин


источник


Поддержите проект "Новостные письма" 25 руб. или даже 100 руб.


или WebMoney WM R263157330796 ...




 

Оставь свой комментарий
секретный код
* - Обязательно для заполнения!
Тэги недопустимы и бесполезны.
Адреса, начинающиеся с http:// автоматически преобразуются в ссылки. Должны быть отделены от текста пробелами.
Электронный адрес спамерам недоступен.




заработать на хостинге