Россия может дорого заплатить за дружбу с Китаем

Отношения Москвы и Китая строить надо, но остудив эмоции

 

Россия может дорого заплатить за дружбу с Китаем

В актуальных сегодня спорах по вопросам геополитического характера, безусловно, первую скрипку давно играют не только США и Россия. И даже не Европа. Чем дальше, тем все больше Китая. Поэтому важно решить, кто он для нас — друг или противник?

История советско-российско-китайских отношений циклична, полна взлётов и падений. До революции Россия строила Китайско-Восточную железную дорогу, а китайцы — железную дорогу в Мурманск, потом были смена режима, конфликты, дружба… И снова раскол отношений, вызванный недовольством Мао Цзэдуна хрущевской оттепелью. Мао провёл «Культурную революцию», исключающую всякую реставрацию капитализма, а заодно потребовал передать им Монголию, атомную бомбу и другие «утраченные территории». Переросло это в вооружённый конфликт на полуострове Даманский. Китай в 60-е — 70-е годы изучал и наши косыгинские реформы, так и не взятые на вооружение, и опыт стран соцлагеря.

Дошло до того, что в 70-е годы Китай был противником не менее страшным (а может даже и более), чем США. Американцы далеко, а Китай со своим огромным населением — под боком. И протяжённость границы с Китаем тогда была куда больше современных 4200 км. Охранять ведь приходилось все 6000 км границы Союза, включая монгольские, казахские и киргизские.

Однако разворот на Восток в 2014 году на волне обострения отношений с Западом, с одной стороны, дал новый толчок к развитию российско-китайских отношений (Китай является основным торговым партнёром на Востоке), но и преподнёс определённые риски.

Как ни крути, а основным торговым партнёром для нас по-прежнему является Европа, дающая 43% внешнеторгового оборота, на Китай же приходится только 14,9%. Это подтверждают и эксперты. Так, заместитель директора ИДВ РАН, руководитель Центра социально-экономических исследований Китая Андрей Островский напомнил, что в лучшие времена (2014 год) торговый оборот с Китаем достигал 90 млрд долларов, а сейчас за 8 месяцев 2017 года еле дотянули до 54,4 млрд долларов. Весьма скромно на фоне 550 млрд долларов оборота между Китаем и США за год. Хоть до наполеоновских планов Лаврова увеличить к 2020 году оборот до 200 млрд долларов нынешним показателям, как до Луны, но и от этого сейчас отказываться не с руки.

Китай для нас сейчас может являться поставщиком технологий и инвестиций — это важно в условиях нарастающей изоляции России от внешнего мира. Отечественные технологии разработки нефтяных месторождений во времена дорогой нефти не развивались — всё можно было купить на Западе. Теперь такой возможности нет, и обращаемся за помощью к восточному соседу.

В Поднебесной долгое время очень осторожно относились к инвестициям в Россию, опасаясь применения санкций, даже уступили покупку Ванкорнефти индусам. Но сейчас у Китая есть свои интересы в России. Правда, вызваны они, скорее, политическими, а не экономическими мотивами. Простое деловое сотрудничество Китай не интересует, Си Цзиньпин даже не удосужился посетить Восточный экономический форум. Китайцев интересуют куда более крупные и важные проекты.

В частном порядке они вкладываются в дальневосточные компании (занимающиеся в основном вырубкой леса и добычей морских ресурсов), а также приняли участие в строительстве моста через Керченский пролив. Недавно китайская компания CEFC приняла решение купить у консорциума QHG и катарского фонда (QHG), 14,16% акций Роснефти по цене, примерно на 10% выше рыночной на момент объявления сделки. Очевидно, что просто так подобные решения не принимаются. У китайцев денег много, но такую щедрость можно объяснить разве что более сложными двусторонними договорённостями.

Китай сейчас, по оценке МВФ, создаёт 15% мирового ВВП, США и ЕС каждый создают почти по четверти мирового ВВП. Си Цзиньпин поставил задачу к 2050 году стать мировым лидером. И сделать для этого надо немало, ведь объединяться они ни с кем не будут, на вершину пойдут в одиночку. Китай сейчас движется в сторону обеспечения экономической и энергетической безопасности, равномерного развития всех территорий (а не только приморских), и контроля за соседними странами. Прокладка транспортных путей на запад поможет избавиться от рисков морских путей. Сейчас большая часть товаров и 80% нефти проходят через Малаккский пролив. И в случае конфликта с США, последние без проблем своим флотом могут его перекрыть. Хоть у Китая военная мощь тоже на зависть многим (военный бюджет в 2017 вырос на 7% до 151,8 млрд долларов или 8,8 трлн рублей), они предпочитают подчинить мир экономическим превосходством.

Лестница на Олимп мирового господства для Китая — это, прежде всего, проект «Один пояс — один путь», вышедший из «Экономического пояса Шёлкового пути» и «Морского Шёлкового пути». Он завязан на развитии транспортной инфраструктуры и создании зон свободной торговли. С одной стороны, китайские инвестиции в транспортную инфраструктуру выглядят очень привлекательно. Приходят деньги, строятся дороги и логистические хабы… Но другой вопрос, как всё это реализуется.

В качестве примера возьмем Пакистан, через который тоже должны проходить транспортные артерии. Для связи пакистанского города Гвадара с западными провинциями Китая, требующими дополнительного развития, было построено около 3000 км различных дорог, порт и прочие объекты инфраструктуры. Город оживает. Но в строительстве участвуют китайские компании, которые привлекают к работам китайских же рабочих. А 80% средств, которые выделяет Китай на развитие зарубежной инфраструктуры — это постоянно дорожающие кредиты, по которым придётся расплачиваться или деньгами, или другими важными объектами. Китай вовсе не стремится делиться своими технологиями. Изучение китайских инвестиций в Африку показывает, что они не очень-то помогают развитию экономики.

Опыт присутствия китайцев в России тоже наглядно показывает их отношение к чужим территориям. Выращивание овощей в нелегальных теплицах приводит к вырубке лесов (китайским теплицам нужны свободные территории и дрова для отопления) и уничтожению плодородного слоя, а на Дальний Восток планируют вынести грязные химические и металлургические предприятия.

В этом свете щедрость и смелость, с которой Китай решился стать совладельцем попавшей под санкции Роснефти, начинает играть новыми красками. Такая, не совсем логичная с рыночной точки зрения инвестиция, может быть платой за сговорчивость России в вопросах развития транспортных путей и зоны свободной торговли с Китаем. Благо, наша страна еще не скатилась до уровня африканских стран, и пока еще может вести переговоры с Китаем, извлекая свою выгоду. А она может быть очень даже значительной.

Сотрудничество с Китаем может дать хорошие результаты, способствовать развитию промышленности, торговли, сельского хозяйства, обеспечить стабильную добычу нефти на труднодоступных месторождениях, улучшить транспортную инфраструктуру. И даже может помочь снизить зависимость от экспорта в Европу, куда отправляем большую часть сырья. Но в случае принятия опрометчивых непродуманных решений, есть риск попасть в тотальную зависимость от Китая, убить свою промышленность дешёвым импортом, и даже потерять часть территорий страны.

Тесное сотрудничество с Китаем — как игра на бирже: может многое дать, но в случае ошибки — теряешь всё. Поэтому в переговорах с Китаем необходимо проявить все таланты дипломатов и не стесняться ставить свои условия. Основным из которых, должен стать трансфер технологий. Успехи Китая в развитии космонавтики и вооружения во многом обязаны советским наработкам. Пришло время для обратного обмена.

Никита Исаев


источник


Поддержите проект "Новостные письма" 25 руб. или даже 100 руб.


или WebMoney WM R263157330796 ...




 

Оставь свой комментарий
секретный код
* - Обязательно для заполнения!
Тэги недопустимы и бесполезны.
Адреса, начинающиеся с http:// автоматически преобразуются в ссылки. Должны быть отделены от текста пробелами.
Электронный адрес спамерам недоступен.




Nano Sitemap. Скрипт Sitemap для nano-cms от Ласто