«Что русским надо — корову, свинью, хлеб и вино…»

Сможет ли «большая бензоколонка» выдержать технологическое соперничество с Западом?

 

«Что русским надо — корову, свинью, хлеб и вино…»

Американский Институт современной России (ИСР) опубликовал на своем сайте выдержки из статьи экономиста Якова Миркина — «7 причин нынешнего скромного роста и 7 рисков, которые могут всё погубить». Приведем факторы, которые, по мнению автора публикации, поддержали национальную экономику на плаву в 2014—2017 годах: подъем глобальной экономики; рост цен и сохранение спроса на российское сырье; динамика курса доллар/евро; торговые отношения с ЕС, которые оказались достаточно прочными; девальвация рубля; «костыли», которые подставляет государство; уход бизнеса в теневой сектор.

Что касается 7 рисков, «которые могут всё погубить», то в сумме они сводятся к отсталости и к усилению зависимости от продажи нефти и сырья. Дескать, куда русской «бензоколонке» до просвещенного Запада, который очень скоро уйдет далеко вперед.

«Культивирование у общества ложного представления, что можно отлично прожить, когда все свое: коровы, свиньи, хлеб и вино… Но мир находится в жесточайшей технологической конкуренции… Каждую минуту мы отстаем, — подводит итоги Миркин. — Самый главный — технологический риск на длинной перспективе: санкции, подрезающие дерево экономики».

Логика — проста и одновременно провокационна: чтобы развиваться, Россия должна выйти из-под санкционного режима. Между тем, Вашингтон требует от Москвы отказа от Крыма и русских людей, которые категорически не хотят жить в бандеровской Украине. Так и читается между строк — «встаньте на колени, и будет вам счастье».

Видимо, это и «зацепило» ИРС, о котором следует сказать пару слов. Эта организация находится в Нью-Йорке, позиционирует себя, как аналитический центр «интеллектуальных основ построения демократической России», существует на деньги сбежавшего из страны Михаила Ходорковского и управляется его сыном Павлом. Вторым лицом ИСР является секретарь и казначей Мария Логан, хедлайнер кампании по освобождению бывшего хозяина ЮКОСа.

От публикации, размещенной на страницах махрового антироссийского института, ждать объективности, в общем-то, не приходится. Тем не менее, даже идеологическое «гнездо Ходорковского» было вынуждено признать, что наша страна стоит на ногах. Впрочем, с оговорками в виде «7 опасных рисков».

«Российская экономика сейчас похожа на человека, который приходит в себя после сильного удара, — пишет Яков Миркин. — Лечили больного ужасно — обертыванием в мокрые холодные простыни и кровопусканием». Пассаж хоть и любопытный, но далеко не оригинальный. Например, за океаном американскую экономику сравнивают с наркоманом, которого «лечат дозами».

Вот что написало аналитическое издание Schiff Gold: «Мы полностью зависимы от дешевых денег, и мы никогда не сможем отказаться от них. Нам нужно больше QE». И тут же приводит оценку мнения известного экономиста Питера Шиффа: «Питер прав, наркоману нужно все больше и больше наркотиков, чтобы добиться желаемого эффекта». Это может, в конце концов, закончиться «передозировкой», которая вызовет еще больший кризис, чем в 2008 году.

«Я бы не стал сравнивать QE с финансовым наркотиком, — говорит руководитель направления „Финансы и экономика“ Института современного развития Никита Масленников. — Да, в 3-м квартале мы наблюдали рост американской экономики до 3% ВВП, вызванный отложенным эффектом количественного смягчения. Но правда заключается и в том, что этот рост продолжится в следующем, когда ФРС начнет „закручивать гайки“, поднимая ставки. В целом, такая упрощенная оценка вытекает из несправедливой, на мой взгляд, оценки тех людей, которые принимали стимулирующие меры в период кризиса 2008−2009 годов».

«СП»: — Верно, что подъем глобальной экономики поддержал нашу страну?

— Все правильно. Россия достаточно плотно встроена в мировое хозяйство, поэтому и мы в тренде. Если же будет плохо в ЕС и в США, мы обязательно почувствуем глобальный негатив.

«СП»: — Есть предпосылки, что в следующем году рост мировой экономики продолжится? Логично ли ждать увеличения или, по крайней мере, сохранения спроса на сырьевые товары, в том числе и российские?

— Если говорить о нефти, то в ближайшей перспективе, к сожалению, следует приготовиться к падению цен. Потенциал роста стоимости барреля себя исчерпывает. На котировки достаточно скоро начнет давить фактор «сланца», и уже в следующем году Америка войдет в тройку стран лидеров по нефтедобыче. Кроме того, наблюдается всё больше сигналов о начале самой настоящей энергосберегающей революции, о чем, собственно, предупреждали долгие годы.

«СП»: — Есть мнение, что нашу экономику поддержали так называемые «костыли». Речь идет о искусственно созданных государством механизмах, в том числе, о доступных кредитах, налоговых льготах и прямых инвестициях из бюджета. Короче, текущий рост — лишь бутафория, построенная за счет бюджета.

— Я так не считаю. Язык не поворачивается назвать ставки по кредитам низкими, даже с учетом субсидирования. Статистические данные также показывают, что имеющие налоговые льготы являются весьма умеренными, как, впрочем, и прямые инвестиции из бюджета. Как ни странно, это и хорошо. Потому как текущему росту в 1,8% ВВП по итогам 3-го квартала Россия обязана адаптацией к новым условиям. Плохо, что большой бизнес не понимает опасности низких зарплат, которые не индексируются вот уже три года.

«СП»: — Либеральные экономисты называют санкции самым опасным риском для нашей экономики. Мол, Запад подождет, когда окончательно ослабнет русский медведь.

— В 2015 году потери от санкций оценивались в 1% ВВП, сейчас — в 0,5% и даже 0,4% валового продукта. Эти факты говорят о реальном снижении влияния на нашу экономику ограничительных мер. К тому же санкции дают возможность вводить протекционные контрмеры. Мы уже наблюдаем ярко выраженный положительный эффект в некоторых отраслях, например, в сельском хозяйстве.

С другой стороны — риск нарастающего технологического отставания, безусловно, имеет под собой почву. Именно поэтому нужны структурные реформы с упором на развитие высокотехнологических отраслей, особенно, там, где есть потенциал развития. Однако это очень сложная задача.


* QE — от английских слов Quantitative easing — количественное смягчение: политика центральных банков по стимулированию национальных экономик. Суммарный объем 3-х операций QE в США (2009−2011 годов) составил 15% от ВВП, а QE Банка Англии (2009−2012 годов) 25% ВВП.

Александр Ситников


источник


Поддержите проект "Новостные письма" 25 руб. или даже 100 руб.


или WebMoney WM R263157330796 ...




 

Оставь свой комментарий
секретный код
* - Обязательно для заполнения!
Тэги недопустимы и бесполезны.
Адреса, начинающиеся с http:// автоматически преобразуются в ссылки. Должны быть отделены от текста пробелами.
Электронный адрес спамерам недоступен.




заработать на хостинге