Социальные проблемы: можно ли их решать «вне политики»?

 
Социальные проблемы: можно ли их решать «вне политики»?

В Нижнем Новгороде городские власти подняли стоимость проезда в муниципальном транспорте на 40%. Вслед за ними стоимость проезда повысили и частные перевозчики. По закону частники могут возить пассажиров по меньшей цене (конкуренция). Однако все они, кроме одного, сразу, в тот же день, когда вступило в силу новое постановление о повышении стоимости проезда для муниципального транспорта, подняли стоимость проезда в своих маршрутках. При этом особой разницы в качестве обслуживания пассажиры не заметили: большинство частных перевозчиков как ездили, так и ездят без кондуктора, водитель, как многорукий Шива одновременно должен и баранку крутить, и деньги считать, и билеты выдавать. В маршрутках нередко можно увидеть драные кресла, дыры в полу и дверях. После 20.00 большинство маршрутов пустеет, частники вечером не работают. Это говорит только об одном: частный собственник заботится лишь о быстрой и максимально возможной прибыли. Ради увеличения прибыли он максимально повышает цены, устанавливает минимальный уровень сервиса и комфорта для пассажиров, сокращает персонал работников (убирает кондукторов), ставит большинство рейсов в часы пик и не заботится об убыточных рейсах в вечернее и ночное время, когда пассажиров мало. Это следствие рыночной экономики и частной собственности, то есть капитализма. Если закрывать на это глаза, повторять навязанную буржуазной пропагандой мантру «мы вне политики», мы никогда не сможем понять истинные причины бедственного положения ни в одной сфере общественной жизни. Установка «мы вне политики» означает: «мы на стороне правящего класса и не хотим менять status quo».

Таким образом, сегодня российские пассажиры в общественном транспорте получают минимум удобств и качества, минимум обслуживания при максимальных ценах, и это является прямым следствием капитализма, погони за прибылью со стороны частных собственников и работающих в их интересах буржуазных властей. Можно ли исправить, улучшить эту ситуацию, не выходя за рамки капиталистической модели (ведь именно этого у нас боятся, революции!). Можно – скажут многие – посмотрите на Запад, там все прекрасно (выглядит издалека), почему у нас так нельзя? Попробуем разобраться в этом.

Например, в Великобритании общественный транспорт развит очень хорошо и при этом он, как правило, частный. В Уэльсе или Шотландии много небольших городков, деревень, даже отдельно стоящих ферм, где живут всего несколько человек (к примеру, одна семья), и к этим фермам ходит автобус. На этом автобусе может ездить в город всего пара старушек (слишком старых, чтобы управлять личным автомобилем) и несколько подростков в школу. Цены на проезд низкие. Это явно убыточный рейс. В России такой рейс без сомнений сократили бы, частник его бы просто убрал. В Англии такие рейсы действуют, на общественном транспорте можно доехать в самую удаленную и малонаселенную точку Королевства. Как такое возможно? Государство (муниципалитеты) субсидирует, создает льготы, другими способами поощряет частных собственников сохранять эти убыточные рейсы, компенсирует им убытки. То есть капиталистическое государство действует социалистическими методами: берет на себя затраты на убыточный для частного капитала, но социально значимый сектор экономики – общественный транспорт.

Может так и должно быть при «правильном» капитализме (ведь у нас, по мнению либералов и широкой публики, капитализм «неправильный»)? Проблема в том, что в России капитализм как раз ближе к «правильному» – к такому, при котором частный собственник может делать все, что хочет ради максимизации прибыли. При этом государство не вмешивается в то, как он выколачивает последнюю копейку из потребителей, не предоставляя ничего особо качественного взамен. Государство при «правильном» капитализме не должно тратить деньги ни на что «бесплатное». Граждане должны сами платить за все, иначе рынок «сжимается», частные собственники недополучают сверхприбыли. Евросоюз проводит именно такую экономическую политику. Она получила название «меры жесткой экономии» (в России то же самое называют «оптимизацией»). Эту политику навязывают европейским государствам Международный валютный фонд и Мировой банк, то есть транснациональный финансовый капитал, действующий в своих интересах.

Но отдельные европейские страны, такие как рассмотренная нами на одном примере Великобритания, сопротивляются этим «мерам» и неолиберальной политике. Почему? Может там какие-то другие правительства, которые думают о народе? Как бы смешно не звучало, но отчасти это именно так. В ведущих странах Европы большое влияние имеют левые силы, в основном, социал-демократы и социалисты (в Англии – лейбористы). Хотя на последних выборах во Франции и Германии социалисты проиграли консерваторам, но они все равно сохраняют значительное представительство в парламентах и правительствах. А в странах Скандинавии социал-демократы продолжают править уже на протяжении десятков лет. Отсюда – социально ориентированная экономическая политика, сравнительно большие расходы государств на социальные нужны, на общественную сферу экономики. Хотя большими они кажутся лишь на фоне свертывания социальных гарантий в России. Сами европейцы считают, что их социальные права постоянно сокращаются, а евросоциалисты проводят политику в интересах неолибералов.

В России ничего похожего нет. Когда-то в начале 90-х Зюганов придумал КПРФ как аналог «цивилизованной» левой партии в парламенте (хотя большинство избирателей ошибочно считали, что она станет наследницей КПСС и будет проводить коммунистическую политику). КПРФ иногда получала более-менее внушительные результаты на выборах. Теперь даже КПРФ в меньшинстве и в Государственной думе, и в региональных, и в муниципальных парламентах. Проводить социально ориентированную политику в российской власти просто некому. В российском правительстве левые, социалисты вообще никак не представлены.

Правящая политическая партия «Единая Россия» проводит неолиберальную политику «оптимизации» в экономике и консервативную политику в сфере общественной жизни, направленную на создание или имитацию всеобщего одобрения этой «оптимизации».

Несистемные левые партии и движения левого толка, не представленные в Госдуме и других органах власти, в России малочисленны, разрозненны и больше заняты склоками друг с другом, чем попытками влиять на буржуазные власти.

Можно сколько угодно говорить о фальсификациях на выборах, но причины поражения условно левой КПРФ скорее следует искать не в фальсификациях, а в реальной поддержке буржуазных консерваторов и «Единой России» со стороны политически активной части населения (в данном случае тех, кто ходит на выборы). На выборы в основном ходят женщины-пенсионерки, они и выбирают для всей страны власть. Для пенсионерок «Единая Россия» стала аналогом государства, заботящегося о социальных нуждах, а государство дает пенсии. На 10 – 12 тысяч (средняя пенсия в России) одинокие городские пенсионерки вполне выживают, а в сельской местности даже умудряются помогать детям и внукам платить кредиты за новые машины. Если же с учетом стажа и других льгот пенсия доходит до 20 тысяч и больше, то здесь мы получаем убежденного сторонника действующей власти и «капиталистического социализма» от «Единой России». Той партии, которая проводит неолиберальную политику в экономке и добавляет внукам этих пенсионерок проблем с выплатой тех самых кредитов.

Второе условие, которое позволяет обществу в Европе пользоваться благами евросоциализма, в том числе и доступным общественным транспортом, – это высочайшая (опять же, относительно России) политическая активность граждан. Любые попытки правительств сократить социальные льготы оборачиваются стотысячными демонстрациями протеста и национальными забастовками. (см. например: «Лондонцы говорят неолиберализму: “С нас хватит!” 150 000 человек вышли на марш протеста» ).

Для россиян 12-ти часовой рабочий день или 2-3 работы – обычное дело, никто и не думает протестовать по этому поводу. Для французов же это принципиальный вопрос: считают их людьми или рабочим скотом. 70% французов выступают против неолиберальной трудовой реформы Макрона, согласно которой продолжительность рабочего времени хотят увеличить с 35 часов до 46 и 60 часов в неделю. «Когда ты молодой, нужно работать больше, чтобы набраться опыта», – говорит Макрон, типичный представитель буржуазной элиты, который до того, как стать президентом, никогда в жизни никем не работал, кроме финансиста и министра. О том, как капиталисты представляют себе «работу» своих работников, прекрасно видно из откровений российского блогера Варламова: работа по 24 часа в сутки каждый день, без отпусков, без выходных – и плевать на Трудовой кодекс. При этом Варламов еще и иронизирует, спрашивая своих скорее уж рабов, а не работников: «Почему у вас нет жизни?». Французскую молодежь такой вариант не устраивает. Города Франции периодически, начиная с 2016 года (когда проект реформы был впервые предложен) и до настоящего времени, парализуются манифестациями с участием десятков тысяч человек. Последняя демонстрация в Париже 12 сентября собрала около 60 тысяч участников по оценкам организаторов. Выходили ли россияне хоть раз в таких количествах, чтобы отстоять свои социальные и трудовые права?

В России массовые публичные акции удается собирать лишь либералам. Но акции либералов, как в 2012 году, так и сегодня посвящены исключительно политическим требованиям: «честные выборы», допуск Навального до выборов президента. О политических проблемах сторонники Навального охотно говорят с трибун митингов, но социальные и трудовые права – это тема не для либералов. Что либералы думают по поводу трудовых прав можно понять из откровений Варламова, упомянутых выше: вертел он эти ваши профсоюзы и забудьте про свои левацкие фантазии. Варламов – это, по моему мнению, явный сторонник Навального. В его блоге освещаются акции Навального, в т.ч. несогласованная акция в Н.Новгороде 29 сентября 2017 года, поэтому «концепцию» трудовых прав работников от Варламова вполне можно считать приемлемой и для Навального. Это подтверждают и приближенные к Навальному деятели. Глава московского штаба Навального М. Кац примерно так же описывает свои принципы организации работы волонтеров штаба: «Только хардкор, только постоянная работа 12 через 12 (12 часов работаем, 12 отдыхаем)». А вот что пишет в предложении поработать в штабах Навального его помощник Леонид Волков: « Рабочий день ненормированный, зарплата скромная, требования высокие». Вряд ли такие «прогрессивные» условия труда устроили бы французов. Поэтому французы протестуют и добиваются защиты своих прав, а россияне превращаются постепенно в крепостных рабов. При этом молодежь массово ходит на политические акции либералов – сторонников такого рабства.

То же самое происходит в любой сфере политической, экономической, общественной жизни: если народ не протестует, не отстаивает свои права, то капиталист отнимает эти права, потому что капитализм работает по принципу минимизации издержек. А права трудящихся, льготы, дешевый общественный транспорт – это ненужные капиталисту затраты, которые он стремится сократить или полностью исключить. И ничто, кроме массовых народных протестов не помешает этому.

Государство при капитализме защищает интересы господствующего класса – капиталистов. Законы пишутся в интересах господствующего класса. СМИ и пропаганда работают в интересах господствующего класса. Поэтому у рабочих нет шансов защитить свои права в суде, суд реализует интересы господствующего класса. Это очень легко, т.к. законы уже написаны в интересах капиталистов. Буржуазные власти прекрасно это знают, поэтому в случае любых недовольств они посылают недовольных в суд, где представители рабочего класса заведомо проиграют, т.к. законы уже не в их пользу. Проведение же публичных акций всячески блокируется и это тоже неспроста: только массовые акции протеста и остались в арсенале у рабочих как средство борьбы против произвола буржуазных властей.

В Европе и Америке рабочие это прекрасно понимают. Они знают, что льготы, пенсии, отпуска, медицинскую помощь, образование, трудовые права и т.д. капиталист подарил им не по доброте душевной, а трудящиеся сами добились этих прав десятилетиями классовой борьбы.

Во главе этой борьбы в Европе стояли коммунисты и социалисты. Например, во Франции борьбу за трудовые права вела Коммунистическая партия Франции и коммунистические профсоюзы. В 2000 году 35-часовая рабочая неделя была введена победившей на выборах Социалистической партией Франции. Поэтому результаты борьбы социалистов и коммунистов за социальное государство и называют сегодня евросоциализмом. Это не ироничное название, а реальные завоевания социального государства в странах Европы: высокая социальная ответственность государства, гарантии рабочим, защита рабочих от сверхэксплуатации со стороны капиталиста, бесплатное высшее образование и всеобщее здравоохранение. Советские граждане имели все это до 1991 года как данность, но легко расстались с завоеваниями своих дедов и прадедов, погибавших на баррикадах в борьбе за трудовые права и 8-часовой рабочий день. Правнуки революционеров обменяли завоевания революции на кроссовки и колбасу в коммерческих магазинах. Европейцы же боролись за свои права многие годы. Например, во Франции только в 1936 году компартия и коммунистические профсоюзы добились введения оплачиваемых отпусков для рабочих, и так просто расставаться с социальным государством европейцы не желают. Массовые протесты против неолиберальных реформ проходят во Франции, Германии, Англии, Испании, Греции. Во всех этих странах коммунисты и социалисты имеют серьезный политический вес и влияние.

Таким образом, можно выделить два фактора, которые позволяют народу в стране иметь заслуженные социальные права. Первое: представители левых – социалисты и коммунисты – в законодательных органах власти и правительстве. Второе: массовые народные протестные выступления в поддержку социальных и трудовых прав. Первое достигается путем участия народа в выборах, второе – самоорганизацией и выходом на улицы. В России сегодня нет ни того, ни другого.

Только при наличии этих двух факторов можно добиться и низких цен на общественный транспорт, при его стабильной и качественной работе, и всех других социальных благ.

Общественный транспорт – это социально значимая отрасль. Как любая социально значимая сфера экономики, общественный транспорт будет убыточным. Невозможно построить работу общественного транспорта исключительно на коммерческой основе, т.к. многие маршруты будут убыточными и невыгодными, а на популярных маршрутах невыгодной будет работа в вечерние и ночные часы. Поэтому частный собственник просто не будет возить пассажиров на окраины города, в районы, где мало населения, в часы, когда мало пассажиров. Частные перевозчики постараются разбить маршруты так, чтобы пассажир ехал с максимальным количеством пересадок и платил как можно больше. Поэтому государство (муниципалитеты) должны субсидировать эту сферу. Самым лучшим вариантом является социалистическая модель, когда общественный транспорт принадлежит государству и работает везде и всегда, независимо от прибыльности или убыточности, а цены на проезд минимальные. Поскольку до национализации общественного транспорта нам как до Луны пешком, речь можно вести лишь о большей поддержки этой сферы со стороны государства и местных властей. Эти затраты должен нести бюджет. Но при неолиберальной модели экономики в бюджете просто нет на это денег: налоги относительно невысокие, прогрессивных налогов на богатых и сверхбогатых нет.

Отсюда новая проблема, которую нужно решать: необходимость прогрессивных налогов на богатых. А если брать более глобально, то необходимо справедливое перераспределение ресурсов в обществе. Сегодня 1% сверхбогатых в мире владеет более чем половиной всего богатства мира, в России около 100 семей сверхбогатых владеют 61% от всего богатства страны. По уровню экономического неравенства Россия на первом месте среди крупных экономически развитых стран. Только разворот политики влево может изменить эту ситуацию в сторону социальной справедливости. Но осуществить это без политической активности масс невозможно.

Автор этой статьи много раз участвовал на всевозможных выборах в качестве наблюдателя или члена избирательной комиссии. И ни разу с середины 2000-х годов я не наблюдал явку избирателей выше 20%. На последних муниципальных выборах в Нижнем Новгороде в сентябре 2017 года явка была около 10%. От более 3000 зарегистрированных избирателей на участке, где я был членом комиссии, пришло около 300 человек. Никаких нарушений, вбросов, фальсификаций не было. Один из кандидатов набрал подавляющее большинство и победил. Для победы ему оказалось достаточно около 200 мотивированных избирателей – в основном это были пожилые женщины-пенсионерки. У многих возникало сомнение: не сагитировал ли кандидат, являющийся успешным предпринимателем, этих бабушек на явку? Даже если так, то их мотивация могла быть легко нейтрализована при высокой явке. Если бы все 3000 зарегистрированных избирателей явились и проголосовали, результат подстроить было бы гораздо сложнее. Можно купить голоса 200 человек за пачку гречки (такие «политтехнологи» широко известны в Нижнем Новгороде), но купить 3000 голосов (а это всего 1 из десятков участков в округе) гораздо сложнее. Никто не препятствовал избирателям прийти и проголосовать. Но для 90% избирателей воскресный отдых, поездка на дачу или другие личные дела оказались важнее, чем выбор направления развития города. К кому тогда предъявлять претензии, когда прошедшие во власть депутаты от «партии власти» – буржуазной власти – принимают законы в интересах буржуазии и капитала: повышают стоимость проезда, увеличивают пенсионный возраст, отменяют льготы? Претензии можно предъявлять только к самим себе. Для буржуазных партий, прошедших во власть благодаря пассивности избирателей, уничтожение льгот, повышение цен, улучшение условий бизнеса для капиталистов, увеличение их прибылей – это основной вид деятельности, это то, ради чего они существуют. Граждане же в подавляющем большинстве оказываются лишенными представительства своих интересов в органах власти. Нами правит «партия одного процента». В таких условиях у «партии 99%» остается одно средство борьбы: массовые протестные акции, всеобщие забастовки.

Если мы хотим вернуть низкие цены на проезд в общественном транспорте, нужно выходить и протестовать. Чем более массовым будет протест, тем больше шансов, что буржуазные власти испугаются за свое благополучие и пойдут на уступки народу. Любой протест для буржуазных властей – это искры революции, которые в условиях обострения классовой борьбы могут привести к их свержению. Правда, в нынешних условиях об обострении классовой борьбы в России говорить не приходится. Тем хуже для трудящихся: чтобы добиться от капиталистов защиты своих прав, придется протестовать больше, протесты должны быть масштабнее и сильнее. Это единственный путь. Никакие переговоры, мнения экспертов, петиции, сборы подписей не помогут и не заставят капиталистов отказаться от легких сверхприбылей. Только угроза самому установившемся порядку эксплуатации и получению сверхприбылей может заставить буржуазные власти и капиталистов уступить требованиям большинства.

Поэтому ждем нижегородцев на митингах против повышения стоимости проезда, на «Антикапе» и на всех других акциях протеста, организуемых левыми прогрессивными силами. Будем бороться – непременно победим.

 

Алексей Поднебесный, организатор движения против уплотнительной застройки в Нижнем Новгороде, блогер, переводчик, юрист


источник


пэйпальми 25 или даже 100! в помощь проекту...


или WM R263157330796




 

Оставь свой комментарий
секретный код
* - Обязательно для заполнения!
Тэги недопустимы и бесполезны.
Адреса, начинающиеся с http:// автоматически преобразуются в ссылки. Должны быть отделены от текста пробелами.
Электронный адрес спамерам недоступен.




Stock Photos