С чего начинается Родина

Истинный патриот – каков он в наше время?

 

С чего начинается Родина

Многие знают песню на слова Михаила Матусовского «С чего начинается Родина» из кинофильма «Щит и меч». Да, она начинается именно с таких песен и фильмов (смотрел его вместе с мамой), с того, что тебе рассказывали мать и отец, с книжек, которые прочёл в детстве, с дел и поступков, которые совершали твои товарищи вместе с тобой, чтобы стало лучше не тебе даже, а другим, которые живут не только в соседнем дворе. Моим первым маленьким патриотическим поступком была организация в нашем – тогда Куйбышевском районе – помощи вьетнамским детям (отправили им свои и купленные на средства от сбора металлолома велосипеды). Это стало уроком единства патриотизма и интернационализма, поскольку любовь к Советскому Союзу для нас состояла в том, чтобы сделать наш СССР ещё чуточку лучше в глазах тех, кому тогда было тяжело.

Разная любовь

Не так давно в выступлении на канале ТВЦ мой партнёр по передаче Людмила Булавка заметила: патриотизм может быть разным. Вроде бы простовато! Однако патриотизм заметен и в любви нациста к Третьему рейху, и у бандеровца к Украине, и даже в добрых чувствах нувориша к правительству РФ, которое позволило ему удачно использовать госбюджет или выгодно продать что-то из национальных ресурсов.

Иным содержанием наполнена любовь к Родине у тех, кто строил города, учил детей или выращивал хлеб, стремился, чтобы жизнь не прошла даром. Оттенков много. Патриотизм может быть разным, и для различий есть основания.

Родина – это общеисторическое, общекультурное и даже природное единение тех, кто родился, рос и жил (живёт и будет жить) в общем историческом, культурном, природном пространстве-времени, несмотря на существующие подчас внутренние антагонизмы – экономические, социальные, политические или идеологические. Сбрасывать их со счетов так же неправильно, как и забывать о первом.

Это не философская заумь, а отражение реальности. Есть Россия большинства, получающего зарплату в 10, 20, 30 тысяч рублей в месяц. И есть узкого меньшинства – у них на счетах многие миллиарды. Первые о патриотизме не болтают, а честно работают – на заводе, в поле, школе, больнице. Вторые всё чаще находят повод засветиться в своём патриотизме – зачастую для того, чтобы получить от государства очередной транш или выгодную сделку.

Кто-то возразит: почему исключается вариант, когда человек, у которого вилла в Лондоне, в случае, если завтра война, пойдёт защищать Родину?

Отвечу: не исключаю, хотя сомневаюсь, что кто-то из владельцев заграничных вилл и офшорных состояний поступит именно так. С другой стороны, иные из «рядовых» россиян тоже не кинутся в добровольцы. Исключения будут и там, и там. Но, думаю, представители современного российского капитала, вернее, той его части, которая паразитирует на распродаже природных ресурсов, защищать Родину не будут. Скорее подумают о защите своей собственности в России, да и то в разрезе того, когда больше проиграют: при победе России и потере собственности на Западе или при ином варианте.

Что касается небогатых россиян, не уверенных в завтрашнем дне, то многие тоже десять раз подумают, прежде чем отдавать свою жизнь: кого защищать – Родину или собственность нуворишей и власть чиновников?

Если расклад ляжет так, что на кону будут история, культура, природа страны, всё наше общенациональное достояние, то, уверен, будем защищать Родину, кто бы ею ни правил. Но если позовут на фронт, как в 1914-м, ради интересов корпораций и коррумпированного чиновничества, то не появится ли, как в 1917-м, у рабочего, крестьянина и «рядового» интеллигента желание повернуть штыки и сменить власть?..

Патриотизм проверяется не только готовностью жертвовать собой. Патриотизм – это и каждодневная жизнь, когда общие интересы считаешь собственными. Интересы Родины, страны, а не государства, ибо оно – это прежде всего аппарат управления и насилия, и этот смысл термина «государство» в современной России также известен.

Наличие у тебя собственного интереса сделать что-то для того, чтобы твоя страна стала лучше, и есть патриотизм.

Проблемы с осознанием понятия решены?

Отнюдь. Они лишь начинаются. Вопросов немало: а в чём они состоят, интересы Родины? Кто их представляет? При каких условиях большинство граждан станет считать их собственными, а не интересами казнокрадов, нуворишей и всяких болтунов? Наиболее сложен вопрос: как интересы твоей страны связаны с интересами социального прогресса и развития человечества не в сторону самоуничтожения, и не может ли оказаться, что твоя Родина – страна, несущая зло?

Откуда быть единству?

Деятельный патриотизм начинается, когда человек видит, что Родина – это реальное экономическое, социальное, политическое единство граждан, народов, культур. Когда практика, а не слова показывает большинству «рядовых» граждан, что единство есть и что оно собой представляет. И есть гарантии – на труд, здоровье, образование. Когда человек видит, что сограждане, как и он, на деле стремятся сохранить историческое и культурное наследие, природу, язык (включая национальные языки). Когда убеждается, что государство защищает прежде всего его интересы – интересы большинства, а не 1% населения.

Много и обоснованно критиковали и критикуют СССР, но у его защитников во время войны, у строителей новых городов и космодромов в период мира, у тех, кто работал до изнеможения, а потом читал стихи и пел песни, Родина была. Мы ругали на чём свет стоит бюрократов и мещан, проклинали головотяпство и произвол, но не Родину. Сегодня у многих чувство Родины как минимум притупилось.

И неслучайно: объективные основания для патриотизма формируются в той мере, в какой развивается реальное единство нас как граждан единой страны, уверенность, что она несёт ощутимый прогресс и нам, и всему человечеству.

Субъективно эти основания осознаются по-разному, в немалой степени под влиянием господствующей идеологии и образования, СМИ и культуры.

Я думаю, каждый из нас может сам для себя ответить, какова мера реального единства граждан РФ. И если его мало, «патриотическое» воспитание будет формировать или лицемеров, говорящих (как те, кто держит сбережения в офшорах и отправляет детей на учёбу в Лондон) одно, а делающих другое, или националистов, шовинистов и даже фашистов.

Разговоры о патриотизме обычно ведутся в плоскости общих, абстрактных, далёких от экономических и политических реалий пространствах. Между тем мы – граждане РФ начала XXI века – живём в условиях капитализма. Причём такого, где главная власть принадлежит олигархам и сращенному с ними высшему чиновничеству. Это важно понимать.

Рынок и частная собственность везде и всегда неизбежно отчуждают человека от человека, рождая отношения жестокой конкуренции, превращая деньги в критерий успеха, максимизацию прибыли – в цель жизни. И тогда ориентация на общий интерес страны возникает лишь в той мере, в какой защита национального рынка от внешних конкурентов оказывается выгоднее свободной торговли. В условиях позднего капитализма вообще и его бюрократически-оли­гархической российской разновидности, в частности, это единство подорвано и даже разрушено социально-экономическими и политическими антагонизмами, неравенством, ущемлением социальных и гражданских прав.

Напрашивается вывод: в антагонистических обществах интересы Родины и интересы её властных элит, как правило, не совпадают. И потому тем, кто считает интересы Родины главными, т.е. подлинным патриотам, в таких системах часто приходится выступать с критикой властвующих элит.

Страна и государство

Вот почему патриотизм – это жизнь и деятельность ради интересов Родины, но не обязательно государства, представляющего ныне прежде всего интересы правящего экономико-политического класса.

Критически мыслящий патриот понимает: государство может защищать и реализовывать общие интересы граждан, а может выступать против них. Тогда он должен уметь возразить и сказать «нет» вождям, действующим против страны. Если же исходить из того, что критика вождей не совместима с патриотизмом, то в патриотизме надо отказать всем, кто, как и автор этого текста, доказывает вопреки сегодняшней практике, что образование и медицина должны быть общественными, богатые должны платить высокие налоги, а бедные получать достойную поддержку. Как и то, что без активного общественного регулирования наша экономика будет стагнировать, что свихнувшийся на прибыли шоу-бизнес разрушает культуру и т.д. Я утверждаю: нелояльность к определённым действиям власти в тех случаях, когда политика государства идёт вразрез с интересами основной части граждан, не является отрицанием патриотизма.

В истории масса примеров, когда государство и его вожди были врагами своей Родины, подчас – главными, более страшными, чем внешние. В этом чудовищном противоречии нужно разбираться всякий раз конкретно, чётко, без страха и упрёка.

Просто же говорить, что я люблю царя потому, что он русский царь и если я живу в России, то должен его любить, – нельзя. Царь может быть недругом России. У нас были такие «цари». Мы их хорошо знаем...

Есть примеры других стран. Вспомним немецких антифашистов, которые выступали против «своего» фюрера. Кем они были: патриотами или врагами своей Родины? Для меня ответ ясен: именно они, люди, помогавшие поражению нацистского государства, и были патриотами Германии, ибо защищали кажущиеся абстрактными, но во время войны ставшие конкретными интересы гуманизма, солидарности народов, интересы мира и справедливости.

Не верить пропаганде, риторике, посулам (особенно – предвыборным), судить по делам – вот задача настоящего, а не квасного патриота.

Сегодня едва ли не главная проблема – проблема лжи, двуличия, когда под видом патриотизма, любви к Родине те или иные лидеры борются за усиление своей власти и контроля над общественными средствами.

Патриот тем отличается от лицемера и националиста, что любит страну не за счёт других, а для блага всех. И в мире, где живут по волчьим законам, он предлагает иную повестку дня. С этим пунктом стоит разобраться особо.

С кем и против кого?

Если мы, граждане России, хотим видеть свою страну, как, например, сегодняшние США, экономической и военной силой, навязывающей остальным правила игры, подчиняя этих других, то тогда они будут ненавидеть нас так же, как многие ненавидят США. Мы хотим, чтобы нашу Родину ненавидели?

Когда Россия действовала или может действовать вопреки интересам социального прогресса и человека (подобное случалось в нашей истории), то люди, будучи патриотами Родины, борясь за её доброе имя в прошлом, сейчас и в будущем, должны выступать против подобных действий российских «царей». И – скажу, может быть, крамольное – даже любить свою армию и своих генералов в этом случае нельзя. А нужно оставаться защитником человека.

Именно его развитие и благополучие, общественный прогресс, гуманизм – не абстракции, а критерий выбора гражданской позиции. Так было почти 200 лет назад, когда русские войска подавляли восстание в Польше, и многие патриоты России выступали на стороне поляков, а не царской армии. Так было и в 1917-м в ходе Первой мировой войны. В 1941-м выбор встал перед русскими эмигрантами и немецкими патриотами.

Настоящий патриот всегда интернационалист, поскольку сущностные интересы его Родины едины с глубинными, стратегическими интересами любой другой страны, ибо это интересы социального прогресса, гуманизма, разот­чуждения. Но в современном мире, когда власть и собственность принадлежат не гражданам и уж тем более не трудящимся, а в итоге крупному капиталу и бюрократии, всё обстоит иначе. Здесь интересы государств (напомню о различии понятий «государство» и «страна») конкурентны, а то и антагонистичны.

Геополитическая борьба за выгодный передел сфер влияния, рынков и т.п. является правилом, а совместное решение общих проблем – исключением.

Весь вопрос – в критериях. В том, с чем должен соизмерять свой выбор патриот. Ответ напрашивается в духе современного марксизма: этот критерий – действие, противостоящее отчуждению и ведущее к социальному освобождению и развитию человека. Разотчуждение – общий критерий социального прогресса.

Думаю, многие читатели не будут довольны этим ответом. Хотя философская категория «разотчуждение» содержит понятный каждому смысл: сделать мир своим, родным, не чужим, не чуждым. Таким, где на работе и дома тебя встречают не как заклятого соперника; где ты не наёмный раб, а полноправный и уважаемый работник; где государство – не чуждые тебе по интересам и образу жизни начальники-казнокрады, а представители твоих интересов.

Образы и категории требуют конкретизации.

Вот пример. Отечественная война 1812 года. Догматик-марксист занял бы позицию нейтралитета: «вожди» обеих сторон – и Наполеон, и Александр I – были лишь вершинами антагонистических социальных систем, причём наполеоновская Франция была тогда относительно более прогрессивной, нежели Российская империя с её крепостным правом и абсолютизмом. Но выбор – «чума на оба ваши дома!» – для патриота-гуманиста (и не только России, но и Франции) был не оправдан. Почему? Да потому что Наполеон нёс народам России не освобождение от крепостничества и абсолютизма, а будущий двойной гнёт, порабощение не только социально-экономическое и политическое, но и культурное, личностное. Нёс (вспомним наш философский критерий) новый рост отчуждения. И нёс на штыках.

И потому был подлинно патриотичен ничего не знавший о марксизме крепостной, который вместе с дравшим с него ещё вчера три шкуры барином защищал Родину.

Но классовое и сословное неравенство вышло на первый план, когда война закончилась и выяснилось, что у помещиков и крепостных – разная Родина. Что императорская власть губит её. И герои войны 1812 года – декабристы – вышли 25 декабря 1825 года на Сенатскую площадь с протестом против абсолютизма, а потом были повешены или сосланы на каторгу царём.

Сегодняшний пример – Крым. Я люблю и неплохо знаю его. Решение крымчан быть вместе с Россией крайне отрадное. И это решение народа, а не насильственный акт государственного аппарата. Но я не могу гордиться тем, что есть немало сигналов, говорящих: там уже также действует знакомый, вороватый, наполненный бюрократическим произволом капитализм. Из этого не следует, что надо «вернуть» Крым Украине – решать судьбу малой родины должны крымчане, и они её решили. Из этого следует, что у нас должна развиваться общественная система, которой мы будем гордиться, а наши соседи – завидовать и проситься: возьмите нас к себе, у вас лучше, чем в ЕС или США…

Так ли сейчас? На этот вопрос каждый должен ответить сам. Ответить, гордясь достижениями граждан страны, и после распада СССР создававших шедевры науки и искусства, защищавших справедливость, строивших новые заводы и аграрные предприятия, мосты, но помня обо всех проблемах и противоречиях постсоветской России.

Патриотизм и «патриоты»

У Ленина есть важный, но полузабытый тезис: дискредитировать коммунистов могут только сами коммунисты. Это относится и к патриотизму. Более всего его дискредитируют «патриоты», путающие любовь к Родине с русским национализмом или великодержавным шовинизмом. Они, по разным причинам, талдычат, будто русские превосходят других, поскольку они, русские, презрительно относятся к более слабым («инородцам»), ненавидят тех, кто сильнее (в этой роли ныне «англосаксы»).

На место понятия «Россия» может быть поставлен термин «держава» или «империя», и тогда русский национализм обернётся великодержавным шовинизмом, а смысл мало изменится.

Кто-то скажет, что я нарисовал карикатурный портрет русского националиста. С радостью бы согласился, если бы значительное число не просто одураченных пропагандой обывателей, но и «интеллектуалов» не проповедовало всё более активно именно такой, пещерный национализм и шовинизм, выдавая их за патриотизм.

Мы не докатились до массового превращения национализма в фашизм, что происходит в среде украинцев, прорастает в Прибалтике и Западной Европе. Мы, кстати, часто ругаем Запад как рассадник зла, забывая, что проблема не в географии и не в национальности, а в природе общественного строя, который господствует там, – строя, где человек подчинён тотальной гегемонии рынка и капитала. Это не врождённые и «естественные» черты «западной цивилизации», а результат воздействия власти производственных отношений капитализма, в том числе господства частной собственности и рынка. Именно это превратило американцев и англичан, немцев и французов в рациональных экономических эгоистов. Увы, и у нас сегодня «исконно» соборный, якобы от природы коллективистский и «духовный» русский человек стоит подчас дальше от реальных солидарных действий, чем француз или англичанин. И это случилось за четверть века! Поэтому есть немало оснований для неприятия человеком труда и совести олигархически-бюрократической власти, центры которой действительно расположены в Вашингтоне и Брюсселе.

А вот оснований опасаться американского народа или классической английской культуры, великих достижений западной науки и техники нет. Притом что наши представители «новой номенклатуры» успешно ведут к деградации нашу промышленность, проводят бессмысленные подчас эксперименты в сфере науки, медицины, образования.

Что в определённом итоге? Патриотизм – это, конечно же, любовь к Родине. И потому патриот – это тот, кто действует в её интересах, в интересах большинства её граждан. А в основе действий находится общая борьба за разотчуждение, движение по пути социального и культурного прогресса к обновлённому социализму.

Александр Бузгалин, родился в 1954 году в Москве. Окончил экономический факультет МГУ им. Ломоносова, где с 1991 года по настоящее время – профессор кафедры политической экономии. В начале 1994 года стал инициатором создания новой общественной структуры, – движения «Учёные за демократию и социализм». Представитель неомарксизма, экономист, теоретик и публицист «левого» фланга общественной мысли, директор Института социоэкономики Московского финансово-юридического университета. Автор большого числа научных работ, книг, публикаций в печати


источник


Поддержите проект 25 руб. или даже 100 руб.


или WemMoney WM R263157330796 ...




 

Оставь свой комментарий
секретный код
* - Обязательно для заполнения!
Тэги недопустимы и бесполезны.
Адреса, начинающиеся с http:// автоматически преобразуются в ссылки. Должны быть отделены от текста пробелами.
Электронный адрес спамерам недоступен.