Росстат показывает чудеса борьбы с бедностью

Число неимущих сократилось, несмотря на падение реальных доходов

 

Росстат показывает чудеса борьбы с бедностью

В России впервые с 2012 года сократилось число бедных. Об этом 23 июля сообщили «Известия» со ссылкой на данные Росстата.

«Абсолютное число россиян с доходами ниже прожиточного минимума сократилось с 19,5 млн. человек в 2016-м до 19,3 млн. в прошлом году. Доля тех, кто живет за чертой бедности, снизилась впервые за пять лет», — отмечает издание.

Правда, в процентах снижение выглядит скромно — с 13,3% до 13,2%. Но статистическое ведомство, похоже, видит в этом луч надежды. И не оно одно. Минтруд и вовсе углядел в событии — ни больше ни меньше — тенденцию к снижению уровня бедности.

В докладе ведомства в правительство, с которым ознакомились «Известия», отмечается, что в прошлом году в регионах развивалось оказание государственной соцпомощи на основании социального контракта. «Эта технология направлена на стимулирование малообеспеченных граждан к активным действиям по преодолению трудной жизненной ситуации и выходу из бедности», — бодро рапортует министерство.

Так и видятся чиновники Минтруда, которые уже отчаялись убеждать сиволапый народ перестать лежать на печи и жить бедно. Но народ по-прежнему темен, слазить с печи не желает, и только портит властям статистику.

К хору из Минтруда и Росстата, поющему «Славься», присоединяются эксперты Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС. По их мнению, снижение уровня бедности обусловлено тем, что прожиточный минимум в 2017 году вырос на 2,6%, тогда как инфляция за этот же период составила 3,7%. «Поскольку доходы населения оценивают по первому показателю, часть граждан покинули группу бедных», — убеждает РАНХиГС.

Заметим, всего месяц назад Росстат опубликовал доклад о социально-экономическом положении РФ в январе-мае 2018 года. Из него следует, что рост реальных располагаемых доходов населения нашей страны в мае 2018 года упал практически до нуля — всего лишь 0,3% в годовом выражении. А если сравнить показатель с апрельским результатом, то доходы и вовсе оказываются в крутом пике: их падение составило 9,3%.

Где же это видано, чтобы число бедных сокращалось в условиях падения реальных доходов?!

Но в России и не такое возможно. А все потому, что у нас к бедным причисляют тех граждан, которые не могут получить минимум социальных благ и услуг, конкретный набор которых описан в потребительской корзине. Денежный эквивалент «корзины» называется прожиточным минимумом. По мнению многих экспертов, такой метод нельзя признать корректным.

В ЕС считают по-другому — вычислением «лишений». Европейцев регулярно опрашивают, хотели бы они себе позволить следующее: компьютер и доступ к интернету для личного использования дома; заменить изношенную одежду на новую; две пары хорошо сидящей обуви (включая пару всесезонной обуви); совместный ужин (обед) с друзьями/ родственниками, по крайней мере, раз в месяц; регулярное участие в мероприятиях досуга и отдыха; тратить небольшие суммы денег на собственные нужды каждую неделю. Если опрашиваемый чего-то хочет из предложенного списка, он — бедный.

Но у нас такая методика (она называется депривационной, от латинского deprivatio — потеря, лишение) не прокатит. Просто потому, что в этом случае в бедняки придется записать добрую четверть населения России. А президент РФ Владимир Путин поставил совсем иную задачу — за шесть лет снизить уровень бедности как минимум вдвое. Вот кабмин и бьется за президентский указ как умеет — статистическими манипуляциями на бумаге.

— Четыре последних года доходы населения в России падали, — отмечает доктор экономических наук, профессор Академии труда и социальных отношений Андрей Гудков. — И сейчас восстановительный рост еще в полной мере не произошел. Вместе с тем, за те же четыре года произошел значительный рост цен, особенно на группы товаров, по которым осуществляется импортозамещение, и которые стали предметом контрсанкций.

Показательно, что за это время в некоторых регионах РФ поднялся уровень ожирения населения. Так происходит, когда ухудшается качество питания. Люди хотят есть досыта, но не могут себе позволить хорошие продукты. Тогда они садятся на макароны, мороженое мясо, различные жиры, в которых значительная доля пальмового масла. Итог такого подхода — рост различных заболеваний.

«СП»: — Сколько на самом деле бедных в России?

— Четко определить процент бедных в стране, где приблизительно 25 млн. человек работают в неналоговой сфере — а значит, вне сферы статистического учета, — все равно, что гадать на кофейной гуще. В такой ситуации говорить о снижении бедности на основании снижения статистического показателя на 0,1% просто не приходится.

Прибавьте к этому, что у нас огромное число людей де-факто находятся за чертой бедности, но с точки зрения государства пребывают ровно на этой черте. Я имею в виду всех пенсионеров, у кого пенсия ниже прожиточного минимума, и кто получает доплату от регионов для достижения этого минимума.

Стоит такому человеку заболеть и начать покупать лекарства, или столкнуться с внешними проблемами — например, с оплатой учебы внуков, — как он начинает погружаться в нищету.

Реально такой пенсионер — бедный, но с точки зрения статистики — вовсе нет. Просто потому, что его доходы хотя бы на 1 рубль превышают прожиточный минимум.

На мой же взгляд, никаких изменений с уровнем бедности в России за последний год не произошло — ни в лучшую сторону, ни в худшую.

«СП»: — Сегодня Россия на фоне других стран — бедная страна или нет?

— Россия находится на 7-м месте в мире по размеру ВВП. Если этот ВВП пересчитать на душу населения, мы попадем в пятый десяток стран — то есть, окажемся далеко за пределами группы развитых стран мира. Если же учесть колоссальное расслоение российского общества, выйдет, что у нас недопустимо высокая доля бедных — как, впрочем, и богатых.

Замечу, у нас ВВП на душу населения — около $ 10 тыс. в год. Это вроде бы неплохой показатель, который позволяет считать россиян небедными. Проблема, однако, что у нас около 1% населения владеет непропорционально большой частью национального богатства — около 30%. Поэтому остальные 99% находятся просто в ущербном положении.

Если же рассчитать медианную среднюю заработную плату (точка, при которой 50% населения получают больше, а 50% - меньше), она составит около 25 тыс. рублей. Теперь берем типовую российскую семью, в которой на одного работающего, как правило, приходятся двое неработающих. В этом случае на каждого члена семьи приходится чуть больше 8 тыс. рублей в месяц. Это, как говорится, ниже плинтуса.

«СП»: — Что в такой ситуации нужно сделать в первую очередь — в борьбе с бедностью?

— У нас есть очень важная группа бедных — женщины с двумя детьми, не имеющие мужей, проживающие в сельской и приравненной к ней местности, в малых городах и поселениях городского типа. Они сейчас получают городские и районные пособия, и власти эти пособия часто «замыливают», особенно в дотационных регионах. Между тем, от таких женщин зависит воспроизводство населения страны.

Повышение им уровня социальной поддержки явилось бы наиболее рациональной мерой — с точки зрения снижения бедности, и улучшения демографической ситуации.

«СП»: — Получается, с бедностью бороться можно — было бы желание?

— В мире придумано немало способов борьбы с бедностью. Самый лучший — страхование занятости и помощь с получением работы. Но в России на этом направлении, как принято говорить, конь не валялся.

Андрей Полунин


источник


Поддержите проект "Новостные письма" 25 руб. или даже 100 руб.


или WebMoney WM R263157330796 ...




 

Оставь свой комментарий
секретный код
* - Обязательно для заполнения!
Тэги недопустимы и бесполезны.
Адреса, начинающиеся с http:// автоматически преобразуются в ссылки. Должны быть отделены от текста пробелами.
Электронный адрес спамерам недоступен.




Photo and images VG