Рынок против разума

Рынок против разума

Общая рациональность, рациональность мышления, как принцип – отнюдь не застрахована от ошибок. Ситуация, при которой человек, много думавший, остался в итоге у разбитого корыта, а ни о чём не думавший сосед выиграл в лотерею миллион – отнюдь не так редка, как хотелось бы. Коренное отличие рациональности от маразма в другом: рациональность включает в себя само понятие «ошибка». Она не принимает события и поступки, как данность. Она их делит (с её точки зрения) на «верные» и «ошибочные». Выраженная в прошлые века в религиозной форме, рациональность создала понятия «верности» и «греха» (в переводе с греческого – «ошибка, промах»). Есть, мол, верные, а есть неверные. Это роднит религиозную мысль с научной (поскольку они имеют общий корень, обобщающую мысль): в науке тоже есть верные решения, а есть ошибочные.

Те, кто думают, что «мотив искупления» исключительно церковный, глубоко заблуждаются. Мотив искупления лежит в основе рациональности. Смысл его в том, что страдания не должны быть напрасными, пустыми. Если уж страдать – то в пути, а не лёжа. И религиозное и научное мышление исходят из того, что страдания сегодня не напрасны, они формируют светлое будущее.

Это проявляется даже в мелочах. Мы строим дом – и нам трудно. Но этими сегодняшними трудностями мы как бы выкупаем грядущее счастье: когда дом будет построен, мы заживём в нём со всеми удобствами! Сегодня трудно – завтра легче, в этой динамике смысл рационального поведения.

Иррациональность животной (и рыночной) жизни мотива искупительной жертвы никакому страданию не придаёт. Всякое страдание само по себе, и ни к чему не ведёт. Скажем, зайцу больно в клыках волка. Но и сто лет назад зайцам было так же больно. И тысячу. Время идёт – но события не складываются в восходящие к совершенству ступени. Они рассыпаны, как мусор, в хаосе и бессвязности.

Отсюда очень недалеко до пост-советского состояния расхищения будущего. Все политики, начиная с Хрущева, воровали у завтрашнего дня. Вначале чуть-чуть, потом всё больше и больше. В 90-х мрачные маргинальные фигуры серийных маньяков-убийц в роли «президентов» расхитили будущее до ноля. После всех этих Гамсахурдий, Эльчибеев, Ющенок и Порошенок не осталось не только светлого будущего. Во мгле их рептильного копошения вообще не просматривается никакого будущего. Не идёт ли речь о закрытии самого проекта «Человечество» с буквально следующим вымиранием жильцов и пресечением всякой преемственности?

Для того, чтобы были следующие поколения – их нужно родить, а рожать либералы и потребляди не любят. Для того, чтобы новорожденный стал человеком (а не Маугли, например) – его нужно долго и затратно учить, воспитывать. Либералы и потребляди этого не любят, к тому же им нечему учить, ибо они сами неучи.

Всё, чему либерал может научить молодёжь – это воровство и асоциальное поведение, приспособленчество и алчный паразитизм. Это психофон, в котором либерал существует, это символы его веры, и это единственные науки, в которых он преуспел.

-Понимаешь, сынок, есть окружающая среда – и надо успеть её выдоить досуха, потому что жизнь коротка… Всё хватай и ни с кем не делись без крайней необходимости… Найди способы, чтобы забирать себе побольше, а другим отдавать поменьше… На языке рыночной экономики это называется «рентабельность»…

Ничему больше научить юных либерал не может. И если вы думаете, что я утрирую – вот вам яркий свежий пример:

- Перевод экономики на цифровые рельсы неизбежно скажется на сокращении контрольных функций государства, что к 2024 году позволит на треть сократить чиновничий аппарат. Такой прогноз сделал глава Счётной палаты РФ Алексей Кудрин на прошедшем 1 августа в Калининградской области заседании Совета по развитию цифровой экономики при Совете Федерации. В полной мере это коснётся и аудиторов, пообещал он, отвечая на вопрос председателя совета, вице-спикера палаты регионов Андрея Турчака.

То есть Турчак его срезать хотел, как у В.М. Шукшина! Ан нет, кукиш! Никого не пощажу – отвечает этот биоробот Кудрин, даже тех, с кем сам работаю…

А теперь задумайтесь об абсурдности их представлений о прогрессе! Как бы прогресс, понимаете? Как бы роботы… И вроде бы, думает нормальный человек, жизнь лучше должна становиться! Ну, типа, с роботами всякого барахла больше можно произвести, чем без них, следовательно, раз его больше и быстрее делают – можно побольше его и на руки раздать…

А Кудрин говорит – нет, на треть людей порежем! Без роботов они кусок хлеба имели, а с роботами не будут. И в его сумрачное сознание даже не закрадывается простенького вопроса: а зачем вообще тогда прогресс техники?! Это что, орудие геноцида, которое позволяет убить больше, чем вчера? В чём цель этого киборга, всех уморить?

Настоящий прогресс – он безболезненный. Потому что он даёт больше, чем было.

Если раньше, при выращивании 10 морковок, вы забирали себе три, то что вам может помешать забирать три морковки при выращивании 20, 30, 50 морковок?! Почему на вас раньше хватало – а с «развитием прогресса» хватать перестало? Что, морковок меньше? Тогда какой это прогресс? А если их больше – то что мешает выдать прежнюю порцию? Что мешает увеличить прежнюю порцию?

Вот и судите сами, чему научит молодёжь Кудрин, если поручить ему учить молодёжь. Это такой жуткий коктейль из тупости и изуверства, что диву даёшься: это человек министром финансов был и лучшим считался…

Ну, какая необходимость сокращать аудиторов? Ну, допустим, роботы облегчат и ускорят им работу, и слава Богу! Сократи им рабочий день, сократи им возраст выхода на пенсию, дай дополнительный выходной, расширь отпуск! Нет, блин, маниакально хочет срезать зарплаты и вакансии!

- Если они мне не нужны – значит, они вообще не нужны.

А кто ты такой, чтобы жизнь и смерть распределять? Богом себя возомнил?! А ну как от тебя треть отсекут, руку или ногу с мясом – то-то небось небо с овчинку покажется…

+++

Вот вам мир без будущего: и без светлого, и вообще безо всякого. Кудрин ведь не говорит, что завтра люди перейдут на более удобные и высокооплачиваемые места. Он говорит, что просто выгонит их на улицу, заменив роботами. При этом он совершенно искренне думает, что это и есть прогресс.

Какое будущее в мире Кудрина? Появятся новые роботы – и новых людей отправят под нож? Или новые роботы не появятся – и деградирующая система свалится в разруху?

Когда мы говорим о либерально-рыночном завтра, то нас охватывает совершеннейшая безысходность. Если человек рациональный поднимается в завтрашний день, то либерал в завтрашний день падает. Он доходит до края той платформы, которую он прихватизировал, эксплуатирует на износ, бессмысленно и беспощадно – и падает во мглу: «ваше время вышло».

То есть обобранное завтра будет хуже, чем сегодня. Потому обобранное вдвойне послезавтра – станет хуже, чем завтра. И что остаётся? Смутные воспоминания о «светлом прошлом» - которое, парадоксальным образом, удаляясь – всё светлеет и светлеет?

Пост-советизм – это поколения жуликов, которые обокрали свои народы и сбежали за границу. Первое поколение жуликов взяло самое ценное, второе довольствовалось тем, что осталось от первого, третье подбирает последние крохи… Когда и оно сбежит – что останется?

Окружающие нас возможности жить и выживать сжимаются шагреневой кожей. Вот и пенсионная реформа подоспела – чтобы люди, которых роботы выталкивают с работы – не забрались бы в кузов пенсионного полунищенского прозябания. Нечего тлеть на гроши – сразу сгорите!

+++

Практика рационального человека предусматривает стратегию РАСШИРИТЕЛЬНОГО СБЕРЕЖЕНИЯ. Она состоит из двух пунктов:

-Прочное закрепление на достигнутых позициях
-Развитие, прибавляющее к достигнутым новые позиции.

Рыночная практика не даёт ни того, ни другого. В ней даже успех уныл, если задуматься: ну, выиграл ты разок в лотерею, в следующий раз, скорее всего, проиграешь… Всякий успех непрочен, носит временный характер, положение человека зыбко – до первого кризиса.

Как отметил ректор МГУ Виктор Садовничий, сегодня главные риски цифровизации — это прежде всего появление «лишних людей» в новой экономической системе. Это не только чиновники, о которых говорил Алексей Кудрин. Наиболее сложно придётся обычным гражданам. По данным Федеральной службы труда и занятости, почти половина работников в России не проходили переобучения, а половина уверена, что через 10 лет будет работать на том же месте, что и сейчас. «Сейчас в России 75 миллионов рабочих мест. Через десять лет, как показывают наши исследования, полностью исчезнут 6,5 миллиона рабочих мест, а к 20-25 миллионам рабочих мест будут качественно изменены требования», — сообщил Виктор Садовничий.

То есть, резюмируя: нет ни сбережения, ни расширения. То, что сегодня в руках – не факт, что прибавится, и не факт, что удержишь. Завтра носит характер угрожающей неопределённости. Государство плюёт на человека, в ответ человек плюёт на государство, и в итоге расплевались. Государство не видит опоры в гражданах, только и думающих, как от него сбежать, поглубже в чёрный нал или подальше за рубеж. Граждане это нелюбимое и чужое государство продают и оптом, и в розницу, предают по первому предложению. Но их и понять немудрено: ЭТО государство и на милость скупо, и даже на кару скупо.

Мало того, что оно не награждает за честный труд и добросовестную службу; оно и за предательство не особо карает. Всякие Скрипали чуть не в героях нации ходят, за них и пресса и ТВ заботятся. А воры – вообще «класс-гегемон», на том месте, где у старой власти был пролетариат…

То есть человек видит, что работая на государство, он мало что получит, а работая против государства – мало чем рискует. Для всяких Навальных – неисчерпаемый резервуар наёмников…

+++

Исторически-известные рациональные формы государства имеют одну общую черту: Общество в целом выступает в них и нанимателем и юридическим лицом. Как призывал Пётр Великий – «воевать будете не за Петра, а за Россию». Самодержец, помазанник – а понимал, что только доверенное лицо с правом подписи…

Общество, как наниматель и юрлицо:
-Помнит прошлые заслуги каждого члена
-Помнит прошлые проступки каждого члена
-Оценивает полезность каждого для Общества в целом
-Открывает перспективу полезным своим членам, накопительно-расширяющиееся возможности.

Там, где (как у нас) Общество в целом существует только как сомнительная и условная фигура речи, все заслуги и проступки списываются в ноль. Если вы проработали на заводе или в газете тридцать лет безупречно, и завод с газетой закрылись – то вы ноль. Ваши заслуги знал только ваш конкретный наниматель, а Общества, как юрлица – не существует. Ваш наниматель сдох – и вы вместе с ним. Никаких заслуг перед Обществом в целом (как и никаких проступков) – не засчитывается. Каждый в любой момент рискует начать с белого листа.

Самого понятия общественно-полезной деятельности не существует. Всякая занятость либо лично-полезна, либо полезна конкретному нанимателю. А то, что полезно сразу всем – не поощряемо никем.

Следовательно, и рационально-рассчитываемой плановой перспективы никакой. Все твои действия – не продуманная стратегия успеха, а бросание костей, лотерея. Кто-то выиграет с первым же билетиком, а у кого-то и тысячный пустой.

И успех и неудача в рыночном обществе бессмысленны, имморальны и асоциальны. На них нельзя выстроить назидательных поучений, на их примере нельзя воспитывать. Каждый успех – уникален, повторить его невозможно. Это не тот случай, когда тебе сказали, что делать, ты сделал, награждён и блаженствуешь в пример юношеству.

И что в итоге: рынок есть набор тавтологий (даже «туфталогий»): «хорошо тому, кому хорошо», «плохо тому, кому плохо», «повезло тому, кому повезло» и т.п. Тавтология – враг рациональности. Выражение «масло масляное» - школьный образец иррациональной речи.

Всё это восходит к дарвинизму, цепочке мутаций из ниоткуда в никуда, который умные критики давно разоблачили так:

-Выживает не сильнейший, не умнейший, не самый быстрый, и не самый ловкий… Дарвинизм весь сводим к примитивной, ничего не объясняющей, тавтологии: выживает тот, кто выживает.

Рыночная экономика – это дарвинизм опрокинутый на общество. Отсюда эти бесчисленные тавтологии его общей бессмыслицы: богат не самый умный, не самый сильный, не самый красивый, не самый… Просто богат тот, кто богат. И беден – то же самое. А выживает тот, кто выживает. И вымирает не самый глупый, не самый бесполезный, не самый слабый, не самый… Просто вымирает тот, кто вымирает.

+++

Рациональное понимание рыночных отношений невозможно, потому что всякая рациональность оборачивается плановостью. Добавить полезного, убавить вредного, выполоть сорняки, насадить побольше сортовых растений…

Именно поэтому рыночные отношения неразрывно связаны с сюрреализмом. Они только потому и рыночные, что непостижимы уму. Стань они постижимыми – они превратились бы в управляемые, и никакой «невидимой руки»! Подумал, что тебе нужно, запланировал – и в срок сделал. Подумал, что лучше из жизни убрать, запланировал – и в срок убрал.

Рациональность в том и заключается, что всякое действие сперва задумывается, проектируется, а только потом производится.

Стихийный же процесс, наоборот, вначале происходит нежданно-негаданно, а только потом, задним числом, осмысляется. Или не осмысляется, что, впрочем, невелика разница. Чего после драки-то кулаками махать?

Смысл-то именно в том, чтобы придумать и сделать, а не в том, чтобы думать об уже сделанном.

+++

Отсутствие Общества, как реального юридического лица со своими особыми интересами – приводит к тому, что рациональность остаётся только на низшем, индивидуальном уровне жизни.

Человек строит дом, а не ждёт, пока дом сам собой построится. Но это человек – потому что он есть. А Общества-то нет! Оттого оно и не может выстроить дома для себя, и получается – ждёт, пока они сами выстроятся. Человек в данной ситуации рационален, он планирует и делает, что ему нужно.

А Общество иррационально: оно не планирует, не делает, ему ничего не нужно, и его вообще нет. Какие же могут быть интересы, память, собственность у того, кого нет?!

Общественные институты, ранее защищавшие интересы Общества в целом – приватизируются и начинают защищать только интересы своих руководителей. Слово «Общество» употребляется как фигура речи, когда нужно скрыть красивым словом чей-то конкретный корыстный и личный интерес. Ворует один или узкая группа, а записывают и оформляют «во благо» фактически не существующего единого и неделимого «Общества».

+++

Такая модель мышления, не способная создавать долгосрочные планы и общественные проекты - паразит предыдущих проектов. Она доест их останки - а что дальше? Ничего: тьма и пустота. Утешают себя обычно тем, что "нас там уже не будет"...

Ну-ну!

Александр Леонидов


источник


Поддержите проект "Новостные письма" 25 руб. или даже 100 руб.


или WebMoney WM R263157330796 ...




 

Оставь свой комментарий
секретный код
* - Обязательно для заполнения!
Тэги недопустимы и бесполезны.
Адреса, начинающиеся с http:// автоматически преобразуются в ссылки. Должны быть отделены от текста пробелами.
Электронный адрес спамерам недоступен.




Goend 3D anaglyph feed