Игорь Сечин решил квартирный вопрос шикарно

Имеют ли право главы госкорпораций приобретать себе жилье за 2 миллиарда?

 

Игорь Сечин решил квартирный вопрос шикарно

Подписав пенсионный законопроект, который в будущем лишит денег, а то и жизни миллионы российских стариков, Владимир Путин привлек дополнительное внимание российского общества к вопросу социальной справедливости. В новых условиях потребительское поведение близких к президенту чиновников и олигархов, а также их гибрида — руководителей госкорпораций, уже не должно быть их личным делом.

Так, факт приобретения главой «Роснефти» Игорем Сечиным пятиуровневой квартиры на «Золотой миле» в центре Москве, безусловно, заслуживает политической оценки. Скандальное расследование журналиста Сергея Ежова опубликовал The Insider. Ориентировочная рыночная стоимость такого жилья — 2 млрд. рублей. То есть, один квадратный метр такой квартиры (от 1,2 до 2,6 млн. рублей по данным ЦИАН) стоит столько же, сколько одно-двухкомнатная типовая квартира в небогатых регионах.

Впрочем, Сечин в России не «типовой» менеджер. И потому условия для проживания у него соответствующие. На 1229 квадратных метрах элитной жилплощади имеются бассейн, турецкий хамам, винная комната и кинотеатр. В помещение реализована система «умный дом», позволяющая с помощью высокотехнологичных систем контролировать бытовые параметры — от электропитания и отопления до управления шторами. Глава «Роснефти» любит контролировать все?

Соседи Сечина по ЖК клубного типа Crystal House позволят главе госкорпорации чувствовать себя среди «своих». Среди них, президент «Ростелекома», гендиректор Уральской горно-металлургической компании, председатель совета директоров Интерпрогрессбанка, гендиректор «Онэксима», экс-президент МТС, акционер Локо-банка, вице-президент АО «Гражданские самолеты Сухого», старший вице-президент Сбербанка. Причудливая смесь частного и государственного бизнеса.

Чтобы понять, как соотносятся в голове Сечина понятия личного и общего блага, достаточно сравнить его расходы на новую квартиру и суммы, которые тратит «Роснефть» на благотворительность. По данным компании, в минувшем году она потратила на эти цели 174 млн. рублей, отмечается в журналистском расследовании. Таким образом, личное обошлось Игорю Ивановичу в 11 раз дороже общего. Впрочем, у «Роснефти» есть еще расходы на «возрождение духовных ценностей» — 1,2 млрд. рублей.

Столь вызывающие личные траты фактически госслужащего Сечина не имеют разумного объяснения. Видимо, по этой причине пресс-секретарь «Роснефти» Михаил Леонтьев не смог адекватно прокомментировать ситуацию. «Ребята, идите в… опу», — только и сказал он журналистам The Insider, после чего положил трубку. Пожалуй, эти слова отражают позицию государства и адресованы всему российскому народу.

Позже Леонтьев заявил радиостанции «Говорит Москва», что считает расследователей наемниками иностранных спецслужб. Понять раздражение Леонтьева можно. Регулярные обвинения его босса в сверхпотреблении — использовании яхты «Принцесса Ольга», элитного авиалайнера Bombardier BD-700−1A10 Global Express 6000, шикарного особняка в Барвихе, а также серебряных икорниц для комфортного времяпрепровождения в вертолетах компании, падают на пресс-секретаря тяжелым грузом.

Между тем, доходы Сечина таковы, что он, наверное, мог бы позволить себе ту же квартиру на «Золотой миле». Особенно, если копить несколько лет. Так, в 2016 году Forbes оценил доход Сечина в $ 13 млн (839 млн. рублей по действующему курсу). В 2017 году 11 членов правления «Роснефти» получили вознаграждение в размере 3 млрд. 895 млн. рублей. Правда, информация о том, какая сумма пришлась на долю Сечина, не раскрывается.

Кстати, сопоставимые суммы — миллионы долларов в год, зарабатывают главы и других госкорпораций. Вероятно, по причине особой позиции президента Путина по этому вопросу. «Чтобы крупные компании могли привлекать менеджеров мирового класса — а именно такие нам нужны, в том числе и из других государств, — то на этом рынке труда существует определенный уровень зарплаты», — разъяснил как-то глава государства профсоюзам.

В некоторых случаях такой подход может объясняться острыми государственными интересами. Например, когда на волне санкций России пришлось переориентироваться на Китай, «Газпром» взялся строить туда новый газопровод «Сила Сибири», а та же «Роснефть» начала наращивать объемы поставляемой Китаю нефти. Чтобы Миллер и Сечин исправно работали на страну, Путину приходится закрывать глаза на их личные сверхдоходы? Получается, что так.

Между тем, в том же Китае, на который Россия вроде бы равняется, доходы руководителей большинства госкорпораций не сравнить с сечинскими. По данным СМИ, в 2017 году они в nbsp;среднем зарабатывали около 600 тысяч юаней (около 86 тысяч долларов США) в год. Рекорд же принадлежит председателю правления госкорпорации China Merchants Group — 1,2 миллиона юаней (173 тысячи долларов США). На квартиру на «Золотой миле» не хватит никак. Если, правда, не взять ипотеку.

Автор расследования по квартире Сечина журналист и политолог Сергей Ежов уверен, что Сечин и другие высшие госменеджеры имеют в России политическую «крышу», защищающую их от «раскулачивания».

— Стоимость всего имущества, которое СМИ приписывают Игорю Сечину, не совпадает с оценками его доходов за все годы руководства «Роснефтью». Но здесь, конечно, все слишком приблизительно: ведь несмотря на статус контролируемой государством компании, ее топ-менеджеры не публикуют свои декларации.

«СП»: — Но получается, что если копить много лет и ни на что не тратить, то «наскрести» на такую квартиру все-таки можно…

— Если Сечин купил эту квартиру за 2 млрд руб. вполне законно, то встает проблема этих самых сверхвысоких заработков. И дело даже не только в самих цифрах, хотя Сечин и другие члены правления получают зачастую больше топ-менеджеров как других российских компаний, так и зарубежных — причем в последнее случае более прибыльных.

«СП»: — Сечин не один в «Роснефти» работает…

— Да, и это этическая проблема. Справедливо ли, что руководители компаний получают в тысячу раз больше, чем рядовые сотрудники? Нет, не справедливо. И сумасшедшие вознаграждения «топов» на фоне бедности нельзя объяснить каким-то сверхпрофессионализмом и непомерной эффективностью команды Сечина. Они просто могут себе это позволить, потому что никто их по факту не контролирует.

«СП»: — Можете назвать фамилии тех, кто должен это делать?

— Их не контролируют члены совета директоров «Роснефти» от государства, господа Новак и Белоусов. Кажется, формула Владимира Путина «рост доходов в обмен на лояльность» уже давно относится не ко всему народу, а к узкой группе приближенных государственных олигархов. И, главное, общество компанию «Роснефть» тоже не контролирует.

По мнению экономиста Алексея Гаскарова, соответствие личных доходов топ-менеджмента российских госкорпораций и результатов их деятельности не очевидно обществу.

— Есть мировая практика мотивации руководителей компаний. Как правило, она зависит от того, как меняется капитализация компании, ее рыночная стоимость. Причем именно та рыночная стоимость, которая зависит от усилий менеджмента, а не конъюнктуры на рынках. Ведь понятно, что стоимость той же «Роснефти» в последнее время увеличилась из-за роста цены на нефть. Но это никак не связано с заслугами топ-менеджмента.

Если сравнивать «Роснефть» с другими аналогичными компаниями, например европейскими, то далеко не все у нее хорошо. «Роснефть» сильно отстает в части операционной эффективности. И совершенно непонятно, откуда появляются такие доходы у руководителей компании. Кроме того, в Европе отслеживается разница между доходами руководителями и рядовыми сотрудниками компаний, так как капитализация компаний зависит не только от действий руководства.

«СП»: — Непонятно, откуда и непонятно сколько именно получают руководители российских госкорпораций. Есть только приблизительные оценки…

— Да, у нас засекречены данные о доходах руководителей госкорпораций. Однако даже приблизительные оценки показывают, что эти суммы не сопоставимы с расходами компании на социальные или благотворительные цели. Учитывая, что «Роснефть» публичная компания, и тем более государственная, было бы правильно, если бы она обозначила, какие существуют критерии оценки эффективности работы и как от этих критериев зависит вознаграждение руководства. Именно так поступают публичные компании во всем мире. Но не у нас.

Сергей Аксенов


источник


Поддержите проект "Новостные письма" 25 руб. или даже 100 руб.


или WebMoney WM R263157330796 ...




 

Оставь свой комментарий
секретный код
* - Обязательно для заполнения!
Тэги недопустимы и бесполезны.
Адреса, начинающиеся с http:// автоматически преобразуются в ссылки. Должны быть отделены от текста пробелами.
Электронный адрес спамерам недоступен.