В. Авагян: Уравнения продуктовой выработки

В. Авагян: Уравнения продуктовой выработки

Особенность денег в том, что они выступают заменителем личного человеческого напряжения и неудобства. То есть, в итоге, выступают обезличенным трудом, заменяющим личный труд. Можно самому убраться в квартире или на рабочем месте: это бесплатно, но маета. А можно нанять клининговую компанию: и чисто станет, и «напрягов» никаких. Можно самому вырастить морковь (если, конечно, есть где) – а можно купить её. Второе, слов нет, удобнее: и морковь у тебя, и в земле не пачкался. Но деньги же не могут быть просто волшебным заменителем личных неудобств и бытовых неурядиц! Это просто формализованный и безликий инструмент, за которым власть одного человека заставить работать другого человека.

У принуждения во все времена было два лица: принудительное и «добровольно-принудительное» (шантаж). В экономике это, соответственно, классическое рабство и зарплатное рабство.

Особенность шантажиста в том, что он формально предлагает выбор, которого фактически нет: «ты, конечно, можешь не делать эту работу, и сдохнуть». По этой причине т.н. «вольный» найм порой жёстче классического рабства. Раба имеют в собственности, и берегут хотя бы как имущество, а вольнонаёмного выжимают, как лимон, выбрасывают и нанимают нового, ничего не потеряв.

+++

Усложняет дело то, что угнетение идёт не одним, а двумя путями. Наиболее очевидный путь – обделение человека, т.е. лишение его доли в имеющихся продуктах (и ресурсе – их источнике).

-Нефть нам – говорит правящий клан – а вы свои пенсии откладывайте из своих нищенских зарплат. Деньги, вырученные от продажи сырья – не будут использованы на выплату пенсий…

Казалось бы, сырьё общее – его же не правящий клан произвёл. Казалось бы – выручка от сырья тоже должна делиться на всех. Но мы этого не видим, и уже привыкли, и уже смирились, я говорю не о причинах, а об итоговом факте: обделённость.

Велик соблазн у обывателя представлять богатство и бедность лишь как продукт распределенияимеющихся благ (и ресурсов). Но такой взгляд с точки зрения экономической науки ошибочен. Ведь продукты не только распределяются (когда они в готовом к употреблению виде). Они ещё, как вы понимаете, и производятся.

Можно более или менее справедливо распределить то, что есть.

+++

В отношении продуктов это стабилизация долей. Когда ваша доля не является произвольно назначенной «милостивцами», а закреплена на уровне закона. Когда вам обязаны её предоставить – а не просто «снисходят к мольбам».

На практике – это гарантированная работа (отсутствие безработицы) с гарантированным уровнем жизни.

Найдёшь лучше – твоё счастье. Не найдёшь – воспользуешься гарантиями. Если, конечно, они есть. Потому что если их нет – ты готовая жертва самого лютого шантажа, при котором твоя жизнь в чужих руках, и чужие руки ею играют, как бирюлькой…

+++

В отношении ресурсов – это закрепление всех окружающих сред за гражданством. Например, предложение в начале ХХ века об ограничении земельного надела «трудовой нормой» - с целью ликвидировать латифундии помещиков и ростовщичество сельских кулаков. Человек может иметь ровно столько земли, сколько сам в состоянии обработать.

Человеку, конечно, этого не хочется: он хотел бы всю землю иметь у себя в собственности, а всех остальных – нанимать батраками и арендаторами, шантажируя безземельностью. Откуда, собственно, и взялись уже в седой древности латифундии с их ужасами и «хижинами дядей Томов».

В отношении полезных ископаемых – это норвежский или арабский вариант: государственная нефтяная (или иная сырьевая) компания, все прибыли которой равномерно распределяются на индивидуальные счета граждан, открываемые при рождении. Раз недра – собственность народа, то и прибыль от них делим на всех представителей народа. В итоге, факт, получится не очень много, на виллы и яхты не хватит…

+++

Уравнение распределения продуктовой выработки в самом общем виде выглядит так:

P/N = Х% P

Здесь P – общая сумма наличных материальных благ и средств к существованию, N, на которое она делится – население страны, и это равно доле процентного участия гражданина в дележе. Чтобы было проще понять, вообразите, что на 100 человек произведено 100 хлебов. На одного человека приходится одна буханка хлеба, что является 1% от общей выработки хлебов. За 1 человеком закреплён 1% общего продукта. При увеличении производства личная доля возрастает, а при сокращении – уменьшается у каждого.

Отсюда понятно, что в такой схеме каждый человек, без исключения, заинтересован, чтобы производство росло, развивалось, и никто не заинтересован, чтобы оно падало, сокращалось.

Если вы снимете долевое закрепление, сделаете распределение произвольным (от воли распределителя) – то пропадёт и общая заинтересованность в росте и развитии системы. Борьба сместится на личные доли: неважно, сколько сделано в целом, важно, сколько лично мне из этого причитается. Возможны ситуации:

- когда сделали больше, но со мной не поделились – и тогда мне плевать на этот рост, он для меня чужд и враждебен.

- когда сделали меньше, но лично мне из этого досталось больше, чем раньше давали – и тогда я могу оказаться прямым лоббистом разрушения национальной экономики (феномен приватизации и её приватиров).

+++

Как я уже говорил, кроме проблем распределения есть ещё и проблемы производства. К ним мы и подошли через проблему произвола в долевом распределении.

Производство – это не сорняк, который растёт сам по себе, без нашего участия (хотя либералам хотелось бы именно так организовать производство).

Наращивание производства, наращивание количества благ – в определённом смысле противоестественно, ибо человек берёт у среды больше, чем даёт животному дикая природа. И чем дальше человек отрывается от животного уровня – тем сильнее напряжение его умственных и физических сил, прессинг и стресс. Чтобы произвести больше – приходится больше напрягаться.

Если цель – рост и прогресс производства, то и учиться приходится больше, и знать-помнить больше, и факторов учитывать больше, уровень профессионализма должен становится всё выше и выше, ответственность возрастает порой до шокирующих величин.

Например, человек, плывущий в лодочке, отвечает только за себя; а капитан, управляющий лайнером – за сотни, порой тысячи жизней. И конечно, профессионализм, кругозор и компетентность, груз ответственности и стресса у капитана должен быть выше, чем у лодочника.

Нельзя взять лодочника – и в один миг поставить его капитаном океанского круизного лайнера: таковой и себя утопит, и корабль.

+++

Этот закон бытия (рост нагрузки на человека при росте уровня человечества) объясняет нам внутреннюю вражду политических и экономических «элит» к прогрессу и цивилизации.

Если для простого рабочего или пахаря прогресс – надежда на улучшение жизни, то для начальника прогресс – лишь мученье и «геморрой». Крестьянин прекрасно понимает, что пахать на тракторе – легче, чем вручную. А начальник – он ведь и без тракторов вручную не пахал!

Оттого прогресс и рост экономике прямо враждебен начальству. Он ничего не добавляет к их уровню жизни (у них и так всё было) – зато плодит проблемы, «напряги», неудобства, риски потерять руководяще место и т.п.

+++

Чем сложнее производственная среда, чем она совершеннее и утончённее – тем выше риск не справится с управлением. Помещик, собиравший с крестьян барщину и оброк, мог быть вообще неграмотным. В раннем Средневековье мы их таковыми и застаём! А управлять космическими полётами, будучи дураком и примитивным ничтожеством с низменно-животными потребностями – невозможно…

Если начальство не хочет приносить себя в жертву прогрессу – оно приносит прогресс в жертву себе. Оно архаизирует, примитивизирует производство, низводит его к простейшим схемам – при этом не забывая удовлетворять все свои потребительские потребности. Падение производства – есть плата за удобство и комфорт его руководителей!

Пусть выработка продукта всё меньше и меньше, пусть рядовые граждане переходят на лебеду и мох, питаются из помоек – зато у руководства всё есть и требования к его профессионализму минимальны.

Это особенно важно при наследовании руководящей роли: наследник может быть полным, круглым дураком, нужны такие производственные отношения, чтобы и круглый дурак справился.

+++

Поскольку деньги – заменитель напряжения, и наоборот, то всякий человек может снизить напряжение, снизив выручку. Элементарно: отказаться от сверхурочных работ со сверхурочной зарплатой: денег меньше, покоя больше.

Когда эта закономерность действует на начальственном уровне, она имеет, не побоюсь этого слова, страшные последствия. Для того, чтобы снизить личное напряжение – руководитель демонтирует уровень цивилизации. Он снижает общую выработку системы, получая личностолько же, сколько раньше (или даже больше). Не теряя ничего, он приобретает за чужой счёт право быть тунеядцем и идиотом, оставаясь при этом руководителем.

Чтобы понять второе уравнение продуктовой выработки, рассмотрим сперва простую числовую закономерность:

50 – 45 < 10-1 => 5 < 9

Конечно, 50 – больше 10, это любой скажет. Очевидным образом больше. Тут и спорить не о чем. Но руководитель системы, производящей 50 единиц продукции – 45-ю единицами делится с другими. Ему выгоднее система, которая производила бы в 5 раз меньше, но при этом лично ему больше оставляла.

Мы подходим к формуле заговора элит против цивилизации, против научно-технического прогресса. Прогресс нужен беднякам, для которых он шанс, и он не нужен богачам, для которых он только риск.

Бедняк с помощью научно-технического прогресса может получить хорошую жизнь. А богач может её только потерять: ведь она у него уже есть!

Например, изобретение пороха сделало рыцарей беззащитными перед бюргерами, обессмыслило и феодальные замки, и доспехи, и искусство фехтования.

Отсюда нетрудно формулировать общее правило:

Возможна ситуация, при которой:

NP < (0,ХN) – (0,YP)

При этом, безусловно, сам по себе N < (0,ХN). Но фактор «P» решает дело.

Чем ценно это уравнение продуктовой выработки, и почему именно оно раскрывает всю подноготную угнетательского общества?

Дело в том, что при увеличении нагрузки можно выработать больше продукта. Но те, кому «хватает на всё», те, кто сверху, стремятся не увеличить количество общего продукта, а снизить нагрузку на себя.

Все плюсы и бонусы такого подхода получает начальство. А все минусы и вычеты – простой народ, рядовой человек.

Таким образом, упадок производительных сил совершенно не обязательно означает упадок правящего слоя. Разорение и продуктовый голод внизу – вовсе не обязательно означает разорение и продуктовый голод наверху.

Да, продукта в целом стало меньше. И если бы продукт делился стабильными долями – то его стало бы меньше у всех. Но произвольность долевого участия в распределении продукта позволяет одновременно снижать общее производство и наращивать личную долю.

То есть обществу становится всё хуже и хуже, а правящей над ним страте – всё лучше и лучше.

+++

Угнетение заключается не только, и даже не столько в том, что с человеком не делятся имеющимися благами. Цивилизационная форма угнетения заключается в том, что система отказывается развиваться, отказывается производить то количество продукта, которое могла бы произвести, если бы напряглась в полную мощь.

И когда повстанцы переходят к «чёрному переделу», растаскивают имущество одного помещика по тысячам дворов, выясняется, что и делить-то нечего, и прибавка – с гулькин нос! Потому что дегенеративная социальная система не только заныкивала блага от нуждающихся. Она их её и не производила.

Злостно, в угоду начальству, не использовала возможности расширенного воспроизводства. Потому что начальству так удобнее: делать продукты не на всех, а только на свой узкий круг.

Проблема торможения прогресса – пожалуй, более значимая, чем проблема распределительной обделённости нижних слоёв населения. По крайней мере, её решать сложнее. Хотя…

Нет сомнений у меня, как у теоретика, что проблемы взаимосвязаны. Прогресс, развитие – выставленные как обязательное требование к начальству, конечно же, идут быстрее, чем когда они – простое право, добровольная милостыня.

Ведь для решения задачи (например – квартиру каждой семье) – нужно сперва поставить задачу (вменить начальству в обязанность обеспечить каждую семью квартирой). Есть цель – найдутся и средства.

А если нет цели – то зачем искать методы?

Вазген Авагян


источник


Поддержите проект "Новостные письма" 25 руб. или даже 100 руб.


или WebMoney WM R263157330796 ...




 

Оставь свой комментарий
секретный код
* - Обязательно для заполнения!
Тэги недопустимы и бесполезны.
Адреса, начинающиеся с http:// автоматически преобразуются в ссылки. Должны быть отделены от текста пробелами.
Электронный адрес спамерам недоступен.




Хостинг Джино