Нанопрогноз Чубайса: Россия скоро отстанет даже от Турции и Казахстана

С нынешними темпами РФ не догнать не только Запад, но и страны третьего мира

 

Нанопрогноз Чубайса: Россия скоро отстанет даже от Турции и Казахстана

Глава «Роснано» Анатолий Чубайс снова «обрадовал» россиян. По его словам, если темпы роста экономики не ускорятся, то в скором времени уровень жизни в РФ отстанет не только от развитого мира, но и от таких стран, как Турция, где последний год бушует экономический кризис, или Казахстан. Таким мнением Анатолий Чубайс поделился в интервью изданию «Сноб».

«Если темпы роста останутся на сегодняшнем уровне, мировая экономика будет прибавлять по 3,5% ежегодно (что вполне реалистично), а мы 1,5−2% (что, к сожалению, тоже реалистично), то тренд, согласитесь, вырисовывается совсем не оптимистический. Это означает, что мы будем все больше отставать от мира», — подсчитал глава «Роснано».

Отставание будет не только по масштабу экономики и уровню жизни, но и по всем остальным параметрам — человеческому капиталу, культуре и образованию.

Чубайс допустил, что возможности для ускорения экономического роста все же есть, но добавил, что связаны они не столько с экономикой, сколько с политикой, в том числе внешней.

«В стране на сегодняшний день сложилась очень целостная экономико-политическая система. Она тесно связывает экономическую политику и „политическую“ политику, очень тесно увязывает политику внутри страны и внешнюю политику. В такой ситуации взять одну только экономику и придумать какой-то там хитрый маневр, благодаря которому она рванет, нельзя», — пояснил он.

Не совсем понятно, что имел в виду глава «Роснано» под политическими решениями, необходимыми для роста экономики. Некоторые аналитики не исключили, что Чубайс намекает на отмену или ослабление санкций, но, возможно, он подразумевал и нечто иное, например, принципиальное изменение налоговой политики.

Напомним, что президент РФ Владимир Путин после победы на выборах в марте 2018 года поручил правительству ускорить темпы роста экономики выше среднемировых. При этом в России в 2017 году экономика выросла только на 1,5%, а в мире — на 3,7%. По некоторым прогнозам, к 2024 году мировой ВВП замедлится до 3,1−3,2% роста, но и этот показатель кажется для нас пока недостижимым. Особенно если учесть, что по другим оценкам мировая экономика подрастет на 3,7%.

В российском правительстве регулярно говорят об ускорении темпов роста экономики. Еще в мае 2017 года Дмитрий Медведев представил президенту план действий правительства на 2017−2025 год, который должен был обеспечить выход на темпы роста выше среднемировых. Помимо правительства разработкой плана по ускорению экономического роста занимались другие группы и центры, в частности, Центр стратегических разработок (ЦСР) бывшего министра финансов Алексея Кудрина, а также Институт роста во главе с Борисом Титовым. Но пока количество планов не перетекает в качество результатов их выполнения.

В Совете Федерации уже успели не согласиться с выводами Анатолия Чубайса и успокоили россиян. Так, по словам члена комитета парламента по международным делам Олега Морозова, заявление Чубайса не соответствует данным, которые правительство предоставляет Совфеду. Он отметил, что Россия может выйти на новые темпы роста, если прогнозы Министерства экономического развития на 7−10 лет будут реализованы.

Однако если смотреть на цифры, получается, что именно глава «Роснано» ближе истине, чем экономическое ведомство РФ. По нынешнему прогнозу Минэкономразвития, темпы роста экономики в России в этом году составят 1,8% ВВП, а следующем и вовсе замедлятся до 1,3%. В 2020 дела немного пойдут на лад — до 2% роста в год. Зато с 2021 года прирост ВВП должен ускориться до 3,1−3,3% в год, причем не совсем понятно, за счет чего.

Эксперты МЭР в основном рассчитывают на то, что мировая экономика замедлится, и за счет этого мы сможем догнать и перегнать ее. Что будет, если мировые темпы окажутся выше, непонятно. Тем более что в самом прогнозе ведомства сказано, что «с учетом ожидаемого в этом сценарии замедления темпов роста мировой экономики темп роста ВВП России на уровне около 3% в год в 2022—2024 годах будет превышать среднемировые, однако может оказаться недостаточным для вхождения России в число пяти крупнейших экономик мира».

Для сравнения, экономика Индии по оценкам международного рейтингового агентства Moody’s в 2018-м вырастет на 7,3%. Темпы роста в Китае традиционно высоки, за первые полгода 2018-го ВВП увеличился на 6,8%.

Даже у коллег по БРИКС, которые переживают далеко не лучшие времена, наметился какой-то прогресс. В Бразилии, где бушует экономический и политический кризис, все равно прогнозируется рост 1,6%, то есть примерно такой же, как в России. Экономика ЮАР тоже начала ускоряться после кризиса — власти даже улучшили прогноз роста ВВП с 1,1% до 1,5% в текущем году.

Что касается Турции, которая в этом году переживала обвал лиры, даже там все не так печально, как может подумать сторонний наблюдатель, хотя оценки роста действительно пришлось пересмотреть. В этом году ВВП страны подрастет на 3,8% вместо 5,5%, а в следующем — на 2,3%. И это несмотря на инфляцию в 20 с лишним процентов. В 2020 году рост усилится до 3,5%, а в 2021 восстановится до 5%. Наши правительственные экономисты не дают таких показателей даже в самых смелых прогнозах.

Темпы роста Казахстана в 2017 году составили 4%, во многом благодаря росту цен на нефть. В этом он прогнозируется на уровне 3,7%, в следующем может составить 3,5%. Так что, как видим, чисто технически с Анатолием Чубайсом не легко поспорить. Если ситуация не изменится, к 2024 году эти страны действительно во многом могут опередить Россию, тем более, что обещанные темпы роста даже в 3% пока выглядят призрачными.

В середине октября Счетная палата РФ представила свое заключение на проект федерального бюджета на 2019 год и на плановый период 2020 и 2021 годов, в котором выдвинула претензии к качеству социально-экономического прогнозирования и сделала вывод, что структурных преобразований в экономике не происходит, несмотря на заявленное проведение реформ.

Главный экономист Фонда экономических исследований «Центр развития» НИУ ВШЭ, Валерий Миронов считает, что отставание, о котором говорит Анатолий Чубайс, вполне возможно, но не согласен с тем, что нет экономических маневров, которые позволили бы его избежать.

— Если говорить о Турции и Казахстане, там рост экономики во многом обеспечивается за счет перетока кадров из низкопроизводительного сельского хозяйства в промышленность, которая быстро развивается. Один человек начинает создавать больше добавленной стоимости. У нас этот процесс давно закончился, хотя в сельском хозяйстве заняты не 2%, как в развитых странах, а 8% трудоспособного населения.

Кроме того, в силу санкций у нас остановился приток прямых иностранных инвестиций, а рост в странах, переживших девальвацию, в значительной мере основан на вывозе подешевевшей в валютном выражении продукции на экспорт. Но для этого нужно быстрое строительство новых предприятий, которые могли бы встроиться в глобальные цепочки добавленной стоимости, что невозможное без инвестиций.

«СП»: — То есть мы реально можем отстать от Турции и Казахстана и в образовании, и по человеческому капиталу?

— Все эти вещи нужно финансировать. Финансирование зависит от налогов, а объем налогов — от экономического роста. Последние десять лет в среднем с учетом кризисных периодов мы росли на 0,7% в год. Мировая экономика росла в среднем на 3%. Чем дольше будет наше отставание, тем больше оно будет накапливаться, в том числе в социальной сфере. Тем более что мы достаточно много тратим на вооружения.

«СП»: — Последние несколько лет в правительстве много говорят об ускорении экономики, где же оно на практике?

— Меры, которые предлагает правительство, в основном направлены на экономику в целом. Это шаги, связанные с вложениями в инфраструктуру или образование. Они, конечно, крайне важны, но дают отдачу не сразу, и не ускоряют рост, а поддерживают уже имеющийся.

Рост после длительного десятилетнего периода стагнации нужно подстегнуть. Экономика застоялась, люди отвыкли расти, работать на новых рынках. Для того чтобы его возобновить, нужна структурная политика, а именно выбор секторов, которые могут с поддержкой наиболее легко включиться в конкуренцию на мировом рынке. Именно выход на внешние рынки позволит нивелировать такие факторы, ограничивающие рост, как неопределенность и низкий внутренний спрос.

Сегодня у населения и предприятий развилась сберегательная модель поведения. Они не потребляют, а накапливают. Чтобы это преодолеть, нужно выти на внешние рынки или создать самостоятельно новые рынки за счет каких-то изобретений.

Это очень важно, но в планах правительства этому уделяется обычно совсем немного места. Взять прогноз МЭР до 2024 года. Там все про макроэкономику, и только в конце десять страниц речь про эти сектора, которые и создают добавленную стоимость и налоги. У нас экономическая политика горизонтальная, а нужна вертикальная, чтобы зажечь рост, и потом уже поддерживать его теми мерами, которые правительство разрабатывает.

Если рост не активизировать, мы так и будем поддерживать его на уровне 2%. Он будет устойчивым, но ускорения не будет, потому что нет второй части стратегии, которая позволяет его разогнать.

«СП»: — А как же нацпроекты, они не нацелены на ускорение экономического роста?

— Очень мало проработаны эти аспекты. Взять хотя бы нацпроект по увеличению инвестиций до 5% ВВП, который идет под первым номером. Но инвестиции совершают, когда есть рост, идет загрузка мощностей, их начинает не хватать, необходимо создавать дополнительные и вкладывать в это деньги. Делать инвестиции самоцелью и привязывать к ним КPI министров бессмысленно. Они и так будут расти, если будет экономический рост. Если его не будет, не будет и инвестиций. Это азы любой экономической модели.

Необходимо поддерживать выход на внешние рынки, чтобы загружать дополнительные мощности и создавать необходимость инвестирования. Я не согласен с Анатолием Чубайсом в том, что нет никаких экономических маневров, которые бы позволили нам ускорить рост, а только политические. Политика, конечно, важна. Если бы не было санкций, у нас бы начался приток прямых иностранных инвестиций и рост был бы выше.

Но с другой стороны, за счет грамотной структурной политики мы можем ускорить рост. Может, не до максимальных темпов, но хотя бы до середины разрыва между текущими темпам и теми, которые мы могли бы иметь в районе 5%.

Председатель правления Института динамического консерватизма Андрей Кобяков считает еще одной причиной замедления экономического роста излишне консервативную финансово-экономическую и фискальную политику правительства.

— Чубайс сказал весьма простую вещь. Если у нас рост на уровне 1,5% в год, а в мире — более 3%, конечно, мы будем отставать от них, и чем дальше, тем больше. Мне сложно говорить о росте экономики в Казахстане и Турции, нужно изучать их политику. Но могу сказать о том, что тормозит наш собственный рост.

Если в двух словах, это наша экономическая политика. У нас фетиш борьбы с инфляцией, поэтому власти всеми силами зажимают денежную массу, не занимаются предоставлением льготных кредитов, необходимых для роста производства.

Налоговая политика вообще вызывает удивление. В условиях такого низкого экономического роста мы только изымаем средства у населения посредством повышение НДС, пенсионной реформы. Средств у населения остается все меньше, покупательная способность будет падать и дальше. Такая политика, естественно, никак не способствует экономическому росту.

С этим согласен замдиректора Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования Владимир Сальников. В то же время, эксперт считает, что новые нацпроекты могут обеспечить рост экономики в будущем, поэтому прогноз Анатолия Чубайса — пока не данность, а предостережение.

— Причин замедления роста нашей экономики достаточно много. Есть фундаментальные — это наша сильная сырьевая специализация, доминирование в структуре экономики сырьевых производств, которые по целому ряду объективных причин расти быстро не могут.

Но есть и субъективная составляющая, связанная с тем, что экономическая политика только сейчас начала становиться несколько более активной, хотя нужно было заниматься этим гораздо раньше. И хотя вроде бы просматривается движение, его пока не так много, как хотелось бы.

Например, по мнению нашего центра, денежно-кредитная политика у нас избыточно-жесткая, и достаточно давно. Политика по поддержке инвестиционной активности довольно слаба. Возникают претензии и по фискальной политике. В последнее время фискальная нагрузка заметно возрастает, но компенсируется ли этот рост мерами по облегчению ведения бизнеса, снижению издержек в части контрольно-надзорной деятельности — большой вопрос.

Мария Безчастная


источник


Поддержите проект "Новостные письма" 25 руб. или даже 100 руб.


или WebMoney WM R263157330796 ...




 

Оставь свой комментарий
секретный код
* - Обязательно для заполнения!
Тэги недопустимы и бесполезны.
Адреса, начинающиеся с http:// автоматически преобразуются в ссылки. Должны быть отделены от текста пробелами.
Электронный адрес спамерам недоступен.




заработать на хостинге