Такой социальной несправедливости Россия не видела с 1905 года

Сергей Обухов о ситуации, к которой можно прийти из-за ненасытности власти

 

Такой социальной несправедливости Россия не видела с 1905 года

Сегодня в адрес власти столько критики, претензий, что ей бы не просто спасти честь мундира, а хотя бы часть ее. А как, если у 40% россиян не хватает денег на продукты и одежду, у 43% доходы ниже 100 долларов.

По мнению экспертов, нынешнее социальное неравенство в России сопоставимо с 1905 годом. Переход к рыночной экономике после распада СССР привел к росту разрыва в доходах между бедными и богатыми. На долю менее состоятельной половины населения приходится только 17% национального дохода. Так, оказывается, было сто лет назад. Интересно, а что бы сказал в ответ на это нынешний глава кабмина Дмитрий Анатольевич Медведев тогдашнему коллеге — Сергею Юльевичу Витте? Денег нет, но народ держится? Или как «напугал ультиматумом» организаторов экономического форума в Давосе, мол, не пригласите наших бизнесменов, останетесь без российской делегации? Ресурс и маневренность власти в защите близкого круга, элиты — неисчерпаемы. А все потому, что действует принцип: «всё в нашей власти, если во власти все наши». Это — реальность нашей жизни. Конечно, она не исключает, что «наверху», хоть и вяло, но понимают: нужно менять курс. Только вот в каком направлении?

Во время патриотического угара «крымской весной» дочка завхоза ФСБ в ответ на санкции выпустила футболки «Не смешите мои «Искандеры». Примерно то же и о главной цели власти, якобы повышении благосостояния народа, — говорит депутат Государственной Думы 5-го и 6-го созывов от фракции КПРФ, заместитель директора Центра исследований политической культуры России Сергей Обухов.

— Потому что главная ее цель — это сама власть, она является источником сверхприбылей и благосостояния той кучки граждан, которые монополизировали и власть, и ресурсы, и средства массовой информации. Поэтому благосостояние народа — это отдаленная перспектива, чтобы «чернь» не бунтовала, не более того. Поэтому когда говорят о провале майских указов-2, а разве президент Путин отчитался о выполнении предыдущих? Да, он как бы признал, что далеко не всё выполнено. Я уж не напоминаю о параметрах зарплат с прошлых предвыборных обещаний, ни о 25 миллионах высокотехнологичных рабочих мест… Поэтому, действительно, Белый дом пишет в Кремль, Кремль — в Белый дом, а народу рассказывают, что всё будет хорошо, или — уже все хорошо. А курс — закручивание гаек.


«СП»: — Социально-экономическая ситуация 2018 года, когда за чертой прожиточного минимума оказывается каждый седьмой россиянин, напоминает кризис, протесты 2014-го?

— Предварительные подсчеты показывают реальное падение жизненного уровня, доходов населения порядка 2 процентов. В целом с 2014 года по 2018-й такого длительного периода обнищания граждан, падения их доходов наша история просто не помнит, естественно, если мы вычеркнем военные годы. Сегодня при высоких нефтегазовых доходах население нищает, но зато по числу долларовых миллиардеров в Российской Федерации мы в тройке продвинутых стран. Поэтому, это тоже ответ на вопрос о главной цели власти. Это — воспроизводство самой себя, благосостояния долларовых миллиардеров и олигархов, которые, собственно говоря, и управляют страной. Углубляется пропасть между богатыми и бедными, общество становится кастовым: есть и власть предержащие, и — «чернь». Это — страшные процессы: по сути, сегодня у нас подобие корпоративного государства а-ля каудильо Франко, сформировалась элита, которая воспроизводится уже во втором поколении. Например, сын Патрушева — министр сельского хозяйства, высокий пост занимает сын Иванова… То есть идет наследование властно-хозяйственных позиций детьми продвинутой, вроде эфэсбэшной, элиты, которая сейчас при власти, и пришла к ней вместе с Владимиром Владимировичем. Поэтому, с одной стороны, да, кастовость, а с другой — социальное расслоение, вопиющая социальная несправедливость. Децильный коэффициент, то есть разрыв между самыми богатыми и самыми бедными в стране растет даже по данным официальной статистики. То есть это гремучая смесь. С одной стороны — закукливание этой кастовости, несмотря на все программы, якобы «молодые лидеры», и так далее, это всё показуха, потому что она реальных лифтов всё равно не создаёт. А с другой — нарастание пропасти и беспросветности. Наше общество больно, оно омертвлено, обездвижено, нет никакой мобильности. Но опасность и в том, что загнивают и элита, и основная масса граждан. То есть это страшный процесс.

«СП»: — Это проявление цинизма власти, которая относится к населению перед выборами, к народу, как к источнику своей власти, а после выборов — это абсолютная толпа, жизнь которой неинтересна уже для власти?

Отношение всегда одно и то же, что до, что после выборов. Просто считается, что нужно откупиться «коврижками». Но весь ужас ситуации для нынешней власти — это мы видим по 9 сентября, по первому туру, которые прошли, региональных выборов, и вот сейчас в Хакассии: «коврижки» уже не работают. То есть эти все обещания из федерального центра, залатывание дыр, какие-то послабления, откручивание чуть-чуть, послабление гаек на людей не действует. Повышение пенсионного возраста исчерпало доверие россиян. Этой пенсионной реформой уничтожили последнее достижение советской власти, социализма. Власть перешла Рубикон, психологически, экономически, политически, нарушив тот якорь стабильности, который держал отношения власти и общества. Власть покусилась на самое святое — на будущее, на пенсии, на доходы граждан. Это не прощается. Так вот, господа, пипл уже не хавает, если говорить на сленге, на котором вы общаетесь. При всех процессах маргинализации люди — не чернь, они всё понимают, всё рассчитывают, и ничего у вас не получится выкрыжить в этой ситуации. Впереди очевиден только острый политический кризис.

«СП»: — Как трансформируется в подростковой, молодежной психике, особенно чуткой к проявлениям несправедливости, эта ситуация?

Я понимаю, о чём вы говорите. Вы имеете в виду архангельского бомбиста, который в предсмертном письме написал, что идет на теракт, взрывать ФСБ во имя социальной справедливости и более справедливого общества. Мы должны понять мотивы, что движет этой частью молодого поколения. То есть семнадцатилетний человек — не исламский какой-то шахид, не религиозный фанатик, подрывает себя во имя, собственно говоря, идеи социальной справедливости. Это большой тревожный звонок. Выросло целое поколение Вер Засулич, я это вижу по радикальной левой молодежи. И радикализация левой молодежи нарастает, потому что она больше всего не терпит социальной несправедливости. Это запрос на социальную справедливость, о которой сейчас кричат отовсюду. Из Института социологии РАН нам сообщают о новых исследованиях, что за социальную справедливость выступает огромное большинство граждан. Уже большинство, а не какая-то значимая доля. А что такое хакасский результат или, как сейчас модно говорить, «хакасский кейс», «приморский кейс» этих всех событий? Люди не прощают власти этой несправедливости. Можно трудности пережить во имя чего-то, но несправедливость власти не будут прощать. Сейчас в противовес харассменту появился хакассмент, то есть не надо насиловать избирателя и политическую реальность, ничего у вас не получится, господа. Мы на примере Хакассии увидели, этот «хакассмент» у власти не прошел. Избиратели пришли и проголосовали за молодого коммуниста, за перемены. И это очень страшно для власти, потому что и молодежь за перемены. Нарастает левый молодежный протест. Нам надо уберечь свое будущее от радикальных групп.

Любая дестабилизация, любая революция, любая турбулентность — дело рук не оппозиции, а ненасытной власти. Поэтому я думаю, что власть стоит перед большим испытанием, и если она думает, что она всё решит технологическими ухищрениями, как пыталась в Хакассии, то ошибается. Политтехнологии на какой-то момент могут ослабить напряженность политических процессов, но ничего не решат.

Власть цинична. У всех на слуху слова директора Департамента молодежной политики Свердловской области Ольги Глацких о том, что государство детям ничего не должно и что родителей не просило рожать этих детей. Или — предложение министра труда из Самары Натальи Соколовой питаться «макарошками и кефиром». Это представители партии власти, «Единой России», где почти все именно так думают и относятся к народу. Если «наверху» не сделают долгоиграющих выводов в отношении самоограничения, в отношении смены курса, изменения подхода к людям, социально-политической политики, то протестные настроения вырастут. Залезли в карман пенсионеров, хотя цена вопроса, по-моему, 300 или 500 миллионов рублей, не хотят облагать сверхприбыли своих приближенных, перекладывая всё бремя на народ. Собственно говоря, отсюда и идет отторжение. То есть олигархат неприкосновенен, а народ — ну вы там держитесь.

«СП»: — Как же «держаться», если уровень бедности среди детей до 18 лет сейчас вдвое превышает средний по стране? Вообще власти важно будущее нашей страны?

Для нынешней власти, по моему ощущению, будущее страны — это лишь возможность передать свои капиталы и свою позицию наследникам. Вот в этом отношении они смотрят далеко, то есть горизонт планирования там уже до 2030-го года. «Вот как бы нам найти нового Путина, который бы сохранил незыблемость элиты, охранял ее своим высоким рейтингом». Нового Путина они всё равно не найдут, а со старым Путиным — ну в кавычках «старым Путиным», — мы видим, что и с рейтингом у него уже проблемы. Поэтому, когда я говорю, что страну ждут очень тяжелые времена, политические, и экономические турбулентности, если власть не думает о будущем народа. Им день простоять и ночь продержаться. Вот посмотрите, что такое отмена выборов в Приморье? Или — выборы в Хакассии. Кричат: «Вот вы там, коммунисты, вцепились в Хакассию, это же дотационная республика». А вы-то чего вцепились-то в эту дотационную республику, два месяца не давали де факто победителю выборов прийти к власти. Да потому что мы все понимаем, что она — искусственно дотационная. Там «РусАл», хозяин Сибири Дерипаска, там угольные магнаты. То есть только измени условия их существования на территории республики, заставь платить в бюджет, и республика из дотационной превратится в нормальную процветающую республику. То есть вопрос, власть — это как функция перераспределения и собственности, и доходов в пользу большинства. Так они даже на примере маленькой республики не хотели отдавать власть.

Ведь сейчас идут гонения, Запад пытается решить свои проблемы за счет реквизиции средств различных олигархов, в том числе, и российских. Официально опубликованы данные: российскими частными лицами в оффшорах содержится один триллион долларов. То есть это же всё вывезено у нас! Это вот обнищание детей, о которых вы говорите, это три с половиной тысячи рублей «на макарошки». Вот кому три с половиной тысячи рублей «на макарошки», а у кого-то триллион. Умножайте на 60 — на 70 — это 60 — 70 триллионов рублей, это почти годовой ВВП Российской Федерации прожирают. Вот поэтому у нас такой олигарх в Монако Рыболовлев. Чем он проявился? Владелец клуба в Монако, все его «жизненные проблемы» — это, по-моему, 20 вилл по стоимости по 100, по 50 миллионов долларов каждая… Это что за потребление, это что за ответственная элита, это что за окружение Владимира Владимировича Путина, которое себе позволяет?.. Такая власть не проживет, она будет сметена. С одной стороны будет молодежный экстремизм, а с другой — пока глухое, как говорят, «вегетарианское голосование» пока против власти.

«СП»: — Что скорее усугубит политическую нестабильность в стране — очевидное ускорение потребительской инфляции и замедление роста зарплат или «олигархическая болезнь» — цинизм власти, не уважающей народ?

Никогда не существует в политике, в экономике одного фактора, который предопределял бы развитие тех или иных событий. Вот оппозиция, КПРФ, мы даже не могли себе представить, что пенсионная реформа послужит тем спусковым крючком, который поставит власть и общество по разные стороны баррикад. Не какой-то там консенсус возможный или какое-то взаимодействие, а просто разведет по разные стороны баррикад. То есть я не исключаю, что сейчас может вспыхнуть любой повод. Есть в политологии такое понятие — «черный лебедь», «сценарий черного лебедя». Неожиданность, которая в корне меняет политическую, экономическую, общую ситуацию, и обрушивает всю систему отношений. Так вот, «черным лебедем» может оказаться всё, что угодно. Олигархи начнут, — вот вроде нефтяные цены договорились удерживать, — они наплюют и начнут повышать. Мы же видели, как в начале года, собственно говоря, резкий рост цен на бензин привел к нарастанию социальной напряженности. Или, не дай бог, какой-нибудь катаклизм. Инфраструктура-то разрушена. В любой момент может вспыхнуть: рост цен, если сейчас введут очередные санкции, обрушение рубля, которое моментально скажется на изменении индекса цен, то есть тут всё, что угодно, может быть: и то, и другое, и третье.

Майя Мамедова


источник


Поддержите проект "Новостные письма" 25 руб. или даже 100 руб.


или WebMoney WM R263157330796 ...




 

Оставь свой комментарий
секретный код
* - Обязательно для заполнения!
Тэги недопустимы и бесполезны.
Адреса, начинающиеся с http:// автоматически преобразуются в ссылки. Должны быть отделены от текста пробелами.
Электронный адрес спамерам недоступен.




заработать на хостинге