Борьба за Африку

Молодой российский империализм в условиях введенных против него международных санкций выходит на охоту за ресурсами

 

Борьба за Африку

Саммит «Россия — Африка», завершившийся Сочи, уже назван беспрецедентным. Весьма вероятно, что так оно и есть. Не припомню, чтобы даже в советские годы проходило что-то подобное. В российскую курортную столицу на встречу с Владимиром Путиным слетелись главы 43 стран и правительств, а еще 11 государств континента были представлены на уровне министров и послов. Таким образом, так или иначе, в Сочи были представлены большинство африканских стран.

Понятно, что таким мероприятием Кремль убил сразу двух зайцев. Во-первых, анонсировал всему миру масштабное возвращение Москвы в Африку, а во-вторых, сэкономил собственные время и силы. Чем президенту летать самому за тридевять земель, лично посещая каждое из представленных на форуме в Сочи африканских государств, лучше пригласить их руководителей или представителей всем скопом в гости и за пару дней обсудить со всеми желающими форматы предстоящего сотрудничества.

Если попытаться охарактеризовать нынешние интересы Москвы на африканском континенте в терминах старого доброго марксизма, то речь идет о том, что молодой российский империализм, в лице различных кремлевских «поваров», частных и «государственных» компаний (такие формально государственные компании, как «Газпром» или «Роснефть», по факту являются частной собственностью их топ-менеджеров), в условиях введенных против них международных санкций выходит на охоту за ресурсами.

Нынешняя экспансия российского капитала в Африку обусловлена всем тем, что интересует там и западные, и китайские, и индийские (Индия — еще один новый империалистический хищник на мировой арене) компании: алмазы, нефть, золото, платина, редкоземельные металлы, и главное — дешевизна рабочей силы. В этом плане Африка, вероятно, последний на земле заповедник почти бесплатного труда.

Сравниться с ней в этом могут лишь некоторые небольшие и бедные ресурсами страны Центральной Америки. Даже в Юго-Восточной Азии стоимость рабочих рук постепенно растет. Не говоря уже о Китае, который четыре десятилетия бил своих конкурентов на мировом рынке дешевизной производимых на его территории товаров, что в значительной степени обеспечивалось низкой стоимостью рабочей силы. Однако это в прошлом — минимальная зарплата в КНР уже выше, чем в России. Именно поэтому в последние годы китайский бизнес бросился осваивать Африку, причем весьма в этом преуспел.

У нынешнего забега Российской Федерации на Черный континент есть примечательная особенность. Если прочие инвесторы — европейские, американские, китайские и индийские — идут туда, прежде всего, со своими капиталами, и лишь потом могут подтянуть свои вооруженные силы, то специфика российской экспансии состоит в том, что вначале туда заходят российские военные в лице различных ЧВК и «советников». Последние, собственно, и являются гарантией успешного продвижения интересов российского бизнеса, связанного с Кремлем.

Причем если европейцы и американцы выдвигают часто совершенно неприемлемые для ряда местных правителей требования, вроде соблюдения прав человека и демократического развития, то российские условия куда как более комфортные. Нынешняя Россия стоит на страже пресловутых скреп, поэтому ее не пугают самобытные, в том числе, и самые людоедские (иногда в буквальном смысле) традиции африканской политики. Ведь для нее суверенитет — и ее собственный, и ее партнеров — превыше всего, о чем в очередной раз заявил, выступая на форуме в Сочи, Владимир Путин: «В конечном счете все эти программы нацелены на одно — помочь африканцам самим решать существующие проблемы, что позволит укрепить сами африканские государства, их суверенитет и независимость».

Еще одной специфической особенностью нынешней российской политики в Африке является то, что коммерческие интересы частных компаний чудесным образом продвигаются в упаковке «антиимпериалистической» риторики 40-50-летней давности. О том, что современная Россия — тоже страна империалистическая, руководители африканских стран вероятно не догадываются, да им, вероятно, и не до этих теоретических тонкостей. Купить оружие без всяких предварительных условий со стороны продавца, получить хорошие откаты от него без всяких глупых обвинений в коррупции — вот что нужно многим из руководителей африканских стран. Все остальное второстепенно.

Между тем российский капитализм уже давно перешел в империалистическую стадию. Основной признак этого — вывоз (или «отток», если использовать патетическую терминологию патриотических экономистов) капиталов в колонии и слаборазвитые страны. Если в XVIII—XIX веках преобладал вывоз товаров, произведенных в развитых государствах, то в XX и XXI веках крупный бизнес выводит уже не столько товары, сколько капитал. Туда, где дешевле рабочая сила, а значит, где производить товары можно с гораздо меньшими издержками, чем в развитых государствах. Колоний в современном мире практически не осталось, а вот слаборазвитые страны еще есть и большинство из них — в Африке.

Другое дело, что в борьбе за новый рынок размером в целый континент молодой российский империализм неизбежно столкнется не только со старыми империалистическими державами — США и государствами Евросоюза, но и с новыми — Китаем и Индией. И стабильности, о которой говорил на саммите в Сочи Путин, от этого точно не прибавится ни в Африке, ни в мире в целом. Напротив, в этой борьбе «за интересы», добавится масса противоречий и рисков. Это лишь вопрос времени.

Александр Желенин, журналист ИА «Росбалт»


источник


Поддержите проект "Новостные письма" 25 руб. или даже 100 руб.


или WebMoney WM R263157330796 ...
или








 

Оставь свой комментарий
секретный код
* - Обязательно для заполнения!
Тэги недопустимы и бесполезны.
Адреса, начинающиеся с http:// автоматически преобразуются в ссылки. Должны быть отделены от текста пробелами.
Электронный адрес спамерам недоступен.




заработать на хостинге