Сечин и Путин договорились об Арктике — но россиянам теперь платить

Проект «Восток Ойл» перспективен, но требует ответов на вопросы об актуальности, целесообразности и рентабельности в будущем

 

Сечин и Путин договорились об Арктике — но россиянам теперь платить

Президент Владимир Путин назвал весьма важным и перспективным совместный проект «Роснефти» и «Нефтегазхолдинга» под названием «Восток Ойл», который предполагает создание нефтедобывающего кластера на севере Красноярского края. Об этом он заявил в ходе встречи с главой «Роснефти» Игорем Сечиным, который отметил, что реализация арктического проекта ускорит рост ВВП на 2% в год.

Владимир Путин отметил, что кроме роста ВВП, «Восток Ойл» загрузит Северный морской путь, а также укрепит позиции России в Арктике, в целом. Путин попросил Сечина «еще раз все посчитать».

В прошлом году Игорь Сечин попросил правительство о налоговых льготах по НДПИ для реализации проекта. В Минфине подсчитали, что льготы будут стоить бюджету около 250 млрд рублей в год. Общий объем инвестиций, по замыслу создателей, составит 8,5 трлн рублей. Налоговые льготы оцениваются в 2,6 трлн рублей.

Решение о предоставлении налоговых льгот для «Восток Ойл» так и не было принято, однако после одобрения президента, все может измениться.

О перспективах проекта «Восток Ойл» мы поговорили с заместителем генерального директора Института национальной энергетики Александром Фроловым.

— Если говорить о перспективах этого проекта вообще, то «Роснефть» вместе с партнерами планирует развивать арктический проект. Это прекрасно. Он будет реализовываться в сложных климатических условиях, далеко от крупных населенных пунктов и потребует создания транспортной инфраструктуры, инфраструктуры для поставки энергоносителей, а не только для добычи. Соответственно это дороги, аэропорты, электростанции, морские терминалы. «Роснефть» пока к Арктике только подходит, делает первые шаги, — отмечает эксперт.

Сейчас в Арктике успешно разрабатываются два месторождения «Газпром нефти» — Приразломное и Новопортовское. Проект «Приразломное» — единственное действующее месторождение на арктическом шельфе России.

— Проект «Восток Ойл», наряду с проектами «Новый порт» и «Приразломное», а также с ямальскими газовыми проектами «Новатэка», служат для загрузки Северного морского пути. И каждый новый проект — это дополнительные грузы, идущие по этой транспортной магистрали, это повышение авторитета Северного морского пути, и чем больше грузов по нему идет, тем больше компаний будут в перспективе выбирать этот маршрут. В этом плане разработка арктических месторождений — это общегосударственная задача, для которой действительно можно обеспечить какие-то налоговые льготы. «Роснефть» винить в чем-то достаточно тяжело, потому что в условиях постепенного повышения НДПИ в рамках большого налогового маневра новые проекты в сложных климатических условиях и требующих инвестиций в размере нескольких триллионов рублей, очевидно, требуют каких-то налоговых послаблений, — подчеркивает Александр Фролов.

Северный морской путь может служить альтернативной грузовой артерией между Европой и Азией, он примерно на две-три недели короче, чем Южный морской путь.

— С другой стороны, государству нужно ответить на вопрос: для чего нам нужен этот проект? За счет чего предполагается повышение роста ВВП на 2%? Из слов Игоря Ивановича, это не очевидно. Если максимально будут загружены российские предприятия, а деньги, которые будут выделяться для разработки этого проекта, будут, в основном, оседать в российской промышленности, тогда это интересно. Правда, после реализации проекта этот эффект постепенно пройдет. С другой стороны, это позволит модернизировать производство и освоить новые виды продукции. Кроме того, развитие Арктики — это загрузка судостроительных предприятий, это обеспечение их заказами и возможность освоить новые типы судов с гарантированным сбытом, — считает эксперт.

В 2020 году должно начаться строительство трех атомных ледоколов класса «Лидер», основная задача которых обеспечение круглогодичной навигации по Северному морскому пути.

— С другой стороны, «Роснефть» хочет сказать, что для вот этих объемов, которые они будут добывать, есть рынок сбыта? Это вопрос, на который нужно ответить, чтобы в принципе вкладываться в этот проект. Второй вопрос. А все другие методы наращивания добычи на имеющихся месторождениях уже использованы? Потому что дополнительная разработка уже имеющихся месторождений, разработка трудноизвлекаемых запасов на традиционных месторождениях — это априори чуть более дешевое мероприятие, чем создание новых. У нас ведь нет задачи всеми силами нарастить производство нефти, но при этом у нас есть ряд государственных задач, касающихся освоения Дальнего Востока и Арктики. Все арктические проекты подстегивают внутреннего производителя тоже. У нас есть опыт в Арктике, понятны проблемы региона. Кроме того, каждый проект в Арктике упрощает реализацию последующих. Наверное, последний вопрос, на который необходимо ответить государству, а получит ли оно синергетический эффект от этого проекта. На первый взгляд, да, но так как это не совсем очевидно, то государству нужно еще раз к этому проекту присмотреться и на все вышеназванные вопросы ответить, — заключает Александр Фролов.

Дмитрий Кокко


источник


Поддержите проект "Новостные письма" 25 руб. или даже 100 руб.


или WebMoney WM Z476754391784 ...
или

money.yandex.ru







 

Оставь свой комментарий
секретный код
* - Обязательно для заполнения!
Тэги недопустимы и бесполезны.
Адреса, начинающиеся с http:// автоматически преобразуются в ссылки. Должны быть отделены от текста пробелами.
Электронный адрес спамерам недоступен.




Photo and images VG